Я проверяла тетради, когда в дверь кто-то позвонил. «Странно, – подумала я, – кто это может быть на ночь глядя?».

На пороге стояла директор школы. Таким я видела выражение ее лица только тогда, когда на школу свалился аудит и проверка ГорОНО одновременно.

– Что с вами, Наталья Владимировна? – спросила я, приглашая ее в квартиру, – что случилось?

– Брось ты, Валюша, называй меня Наташкой. Как прежде. В колхоз, помнишь, когда ездили, ночью в одно ведро писали. Я тебя и не спрашиваю, поздно ли, хочешь ли ты меня видеть, и всякие разные шаблонные фразы. Столько шаблонов на языке, аж распухнет скоро.

– Вас, то есть тебя, куда усадить? Голодная? – спросила я.

– Чай ставь. Я вот принесла вкусноту всякую. – и Наталья Владимировна протянула туго завязанный пакет. Там оказалось много всякой выпечки и запах от нее сразу распространился по квартире.

– Сколько лет мы в школе? А давай тащи альбом институтский.

Мы листали альбом, вспоминали молодые годы, как учились вместе, вместе проходили практику.

– Вижу, ты тетради проверяешь. Чего там? – спросила Наташа.

– Так Вы, прости, ты назначила тему сочинения «Что такое счастье». Вот детки бумагу и марают, – сказала я осторожно. Тема казалась мне настолько избитой и старомодной, что проверяя сочинения пятнадцатилетних детей, я стала подумывать о выходе на заслуженную пенсию.

– Чего пишут? – поинтересовалась Наташа.

– Да тоска зеленая, честно сказать. Ну как не ворчать на молодое поколение. Василькова, например, пишет, что «счастье – это когда все есть. И когда судьба поворачивается к тебе фэйсом». Наташечька, не учила я их этому, не учила!

– А сама что думаешь? – спросила Наташа.

Я не поняла вопроса. Она переспросила:

– А сама как думаешь, что такое счастье?

В голову стали приходить шаблонные фразы из фильмов, мультфильмов, литературных произведений.

– Наташка, я не знаю! Вот удивительное дело, я не могу определить что такое счастье! А ты знаешь?

– Я теперь хочу знать. Я для этого к тебе и пришла, что бы тетрадки почитать. Вот дело-то какое со мной произошло.

Тут Наташа остановилась и сказала:

– Слушай, а у тебя еда есть?

Я ответила, что есть остаток вчерашнего салата и пол-хлеба, и что я завтра собиралась в универсам. Тогда Наташа предложила:

– Я, пожалуй, сбегаю за чем-нибудь вкусненьким, пока магазин открыт. Чует мое сердце, что надолго мы засядем сегодня. Ты пока раскладывай пироги. Вот Бог дал невестку! Такая стряпуха! А у меня один передник уже лет двадцать. Столько девка напекла, что самим не съесть. Я от детей ехала, – сказала она, уже застегивая шубу.

«И куда еще еды покупать, когда столько пирожков?» – подумала я.

Пока Наташа отсутствовала, я стала вспоминать прошлое. Она была дочерью полковника, последним ребенком в семье. В институте была заводилой всех мероприятий, страшной матерщицей и постоянно использовала военный лексикон. Потом остепенилась, но когда уже работала на руководящих должностях, вызывая к себе подчиненных, говорила «вольно», когда разговор был окончен. Но никто не обижался, потому что она не помышляла никого обидеть. Не терпела возражений, но была справедлива и всегда защищала слабого. Уже в институте мы прозвали ее Генеральшей. Когда собирались компанией у нее дома, папа-полковник говаривал: «Спасибо, девчата, что дочурку мою в Генеральши произвели. Глядишь, и меня в чине поднимут». Это прозвище за ней закрепилось на всю жизнь. И все подчиненные чувствовали себя с ней как за каменной стеной.

После прохождения практики нас разбросало по разным местам. Наташка проработала несколько лет в ГорОНО, потом ей там стало скучно. Пользуясь связями, нашла место завуча школы, и скоро стала директором. Она была отличным специалистом, имея все качества руководителя.

Жили мы неподалеку друг от друга, в двух остановках метро. У нас были общие знакомые, в основном, по Институту, но подругами мы не были. Наташа не имела близких друзей, общалась только с коллегами и знакомыми. Со всеми она была приветлива, но близко к себе не подпускала. Второй муж ее обожал, только что на руках не носил по причине Наташкиных размеров.

Когда я испытывала трудности после развода, работая на малюсенькую зарплату в склочном коллективе, Наташа предложила перейти к ней и сразу дала мне классное руководство. Школа по тем временам была элитная, да и сейчас таковой является. И стала Наташка для меня Натальей Владимировной.

Она пыталась вводить новшества в школе, пересматривала и переписывала программу, но сразу навалился аудит и Роно. И Наталья Владимировна предпочла оставаться на должности.

Наташа вернулась с двумя большими пакетами и я спросила:

– У тебя какие-то сведения об оккупации? Надо пересидеть нашествие? Ничего себе, сколько еды накупила! Это за неделю не съесть!

Мы соорудили стол и Наташка начала рассказывать:

– Недели две назад на глаза мне попалась статья «Как быть успешным и счастливым». Я ее зачем-то прочитала и задумалась. Счастливым… Успешным… Вот я успешная, а счастлива ли я? Поэтому попросила тебя, чтобы дети написали сочинение на эту тему. Устами младенца…, так сказать. Когда из института выходили, хотели учить детей доброму и прекрасному. А добры ли мы сами? Прекрасны ли? Внуки у нас уже, что можем им передать, если сами не знаем как быть счастливыми? Вот внучка отказывается в театр ходить, в церкви криком кричит, и постоянно просится в зоопарк, надеется, что там можно корову подоить. Ну откуда у малявки желание доить корову, если она ее вживую никогда и не видала? Не хочет есть мясо. Сын и невестка ее не заставляют больше. Я сначала нажимала, а потом тоже смирилась. Неизвестно кто кого воспитывает.

Наташа замолчала.И я молчала, ожидая продолжение рассказа. Она снова заговорила.

– Сегодня возвращалась я от детей. Поехала на метро, так быстрее, не то столько снега навалило! Невестка напекла всяких пирогов, от нее и везу. Народу в поезде было мало, ко мне подсел молодой человек, хотя мест было много свободных. Он сидел тихо и даже не слушал эту шарманку с наушниками. И с телефоном не игрался. У меня упал пакет с пирогами на пол. Мальчишка поднял его и дал мне, сказав, что вкусно пахнет из мешка. Я сразу развязала пакет и предложила ему взять любую выпечку. Он засунул руку в мешок, закрыл глаза и вытащил плюшку с маком. И сказал: «Мой любимый, с маком. Обожаю мак в любом виде. Спасибо большое».

И вдруг мне захотелось говорить. Я стала ему рассказывать, что работаю директором в школе, работаю всю жизнь с детьми, мол, знаю я вас, молодежь. А еще могу процитировать всего «Онегина», правда иногда надо подглядывать в текст. Также знаю биографии многих писателей и поэтов с датами рождения и смерти. Молодого человека стал разбирать смех. Знаешь этот смех, когда в классе смеяться нельзя, а очень хочется. Глаза у него аж наполнились слезами, но он держался. «Я вижу печальные очи, я слышу веселую речь», только у него наоборот получалось. Но что удивительно, что меня это совсем не задело.

Я ему тогда сказала: «Вот видишь, старшее поколение еще годится на что-то». А он вдруг говорит: «Скажите, а Вы счастливы?». Я, как и ты сейчас, не поняла вопрос, да и поезд громыхал. Я удивленно на него посмотрела. «Вы обладаете огромным запасом информации, а приносит она вам счастье»?

Перед глазами пронеслась вся жизнь, будто я на смертном одре. Все есть в моей жизни: успешный сын, внуки, чудесная невестка, любящий муж, работа, на которой я на своем месте. Подчиненные уважают. «Вот ты меня уважаешь? – спросила Наташа и мы обе засмеялись.

Наташа продолжила: «Вот и подумала я, что что-то отсутствует на фоне всего этого благополучия. Что-то скрыто за мишурой. А что, понять не могу. И говорю молодому человеку, что совсем недавно, будто специально, попросила детей написать сочинение на тему «Что такое счастье», и ты вот задаешь тот же вопрос». А мальчишка ответил, что совпадений не бывает. Потом добавил, что на следующей остановке ему выходить. Я тут забыла свое директорство и говорю ему: «Ты меня будто под зад пнул, спасибо тебе огромное. Я обязательно докопаюсь до ответа что такое счастье. По крайней мере для меня». Мальчик вышел, а твоя остановка была следующей. И вот я здесь».

Наташе позвонил муж.

– Не жди меня, либо приду очень поздно, либо завтра. Я у Валентины Григорьевны, у Валюши. Мне надо срочно выяснить что такое счастье.

Она поставила телефон на громкую связь и я услышала как ее муж сказал:

– И зачем так долго выяснять? Я тебе прямо сейчас скажу, что счастье – это когда ты рядом.

– Да ты мой драгоценный. Что бы я без тебя делала!? Но вдруг меня не станет, разве ты не будешь продолжать быть счастливым?

– Девочки, может мне к вам приехать? Вижу, дело серьезное у вас – засмеялся ее муж в трубку.

Но Наташа ответила, что ему рано надо вставать, а она может попозже придти в школу.

Я принесла тетради на кухню и мы стали их читать.

– До того как ты пришла ко мне, я успела проверить восемь сочинений. Остальные будем вместе читать – сказала я. – Давай я тебе вкратце расскажу, что в первых восьми примечательного.

– Про Василькову я уже упомянула. Григорян пишет, что счастье – это когда ощущаешь душевный покой и близость любимых людей. Скучает парень.

Мы обе покачали головами в знак соучастия. У мальчика погибли оба родителя и он жил с бездетной тетей, которая его холила и сдувала пылинки. Но, очевидно, он все равно страдал и скучал.

– Худовец считает, что когда занимаешься любимым делом, а не отвлекаешся на неинтересное является счастьем. Вася Рулевой видит счастье в большой семье. Родители его постоянно разъезжают, живет с бабушкой, которой тоже не до него, так как она бегает по театрам и театральным группам. Кротова обретет счастье только когда выйдет замуж за богача. Вот ее слова: «Богатый муж – это счастье. Мне не нужно большой любви из книг, такую любовь можно иметь вне замужества. А богатый муж даст все, что нужно женщине. Абсолютно все, что я пожелаю».

– Ну да, за богача выйти – большое счастье! – прокомметировала Наташа, – Интересно, что же она может пожелать? И вообще, сегодня этот муж богатый, а завтра, глядишь, к другой уйдет, с меньшими запросами. Или богатства лишится. Или заболеет. В конце концов и Богу душу отдать может. И останется наша Кротова запертой в золотой клетке, а золотой ключик муженек унесет с собой. А может статься, что и клетка и ключик были позолоченными.

Я рассказала еще о нескольких сочинениях. Потом мы стали читать оставшиеся.

– Эту тетрадь можно и не открывать даже. Не знаю двойку ставить, или пятерку.

– Чье это? – спросила Наташа.

– Мамаша Мишки Григорьева опять за него пишет. Смешные ребята его родители. Строчит за сына сочинения, и таким напыщенным языком, будто Мишка понимает о чем речь. Нет, ты почитай это, списано из Интернета, с мамиными поправками. «Любить нужно только тех, кто это заслуживает. Счастье – это когда ты можешь распознавать в любом встречном его достоинства и недостатки и тогда иметь возможность решать, любить этого человека или нет». Хорошенькое дело! А если сыночек нашкодит, или в тюрьму угодит, то его и любить перестать? Ну а что папа за него уравнения решает, тоже известно.

И мы не сговариваясь запели:

«Папа у Васи силен в математике.

Учится папа за Васю весь год.

Где это видано, где это слыхано:

Папа решает, а Вася сдает»

Когда запели второй раз «Где это видано, где это слыхано», услышали стук в стену и за стеной запел сосед: «Люди все спят, а соседка поет».

Мы захихикали и посмотрели на часы. Было уже пол-первого ночи. Сосед за стеной был ночной совой, семья его уже спала давно, а он сидел на кухне и вязал! Все соседи это знали, так как он снабдил почти весь дом своими шарфами, рейтузами, и панталонами.

Мы решили быть поосторожней и не шуметь.

– Смотри, Валюша, что наша Марфа-краса-длинная-коса пишет: Счастье – это удовольствие. Когда сердце радуется всему, что окружает в данный момент. Если что-то происходит огорчительное, тогда это Несчастье. Счастье в том, что бы всегда находится в моменте удовольствия.

– Не знаю даже как и оценки ставить, – сказала я, – ведь тема-то такая личная и это их собственное мнение. Дети имеют право высказать его в соотстветствии со своими чувствами и опытом. Могу поставить оценку за орфографию и пунктуацию, но как быть с самими сочинениями?

– Оценку ты должна поставить. Иначе некоторые родители заскандалят. Ставь за стиль изложения. Кто там следующий?

– Эрдман высасывает из пальца. Вот уж не дан дар красноречия. Зато на коньках такие пируэты выделывает! Если эти пируэты перевести на язык литературы, был бы уровень Державина. А, впрочем, за счет таких учеников, наша школа стоит на высоте.

И я прочитала: «Счастье – это когда достигаешь поставленной цели. Преодоление трудностей только усиливают ощущение счастья. Чем больше набитых шишек – тем больше будет счастья впоследствии».

– Ах, наш сердобольный Коленька. «Счастье – это когда ты нужен людям и другим существам. Мы с сестрой подкармливаем собак и кошек в округе. Взяли шевство над тремя пенсионерками, больше пока не получается. Они нам за нашу помощь столько интересного рассказывают, что придется написать кучу сочинений». – За стиль, конечно, на тройку тянет. Но уж больно он добрый, Коленька наш. Поставлю четверку.

– Ой, Мариночка Миносян опять выдала сюрприз. Такая девочка некрасивая, а умненькая, покладистая и добрая. Счастливец тот парень, кто на ней женится. Слушай – сказала Наташа,

Счастье – солнышко в окошке.

Счастье – когда гладишь кошку.

Солнце светит без разбору

Несчастливым и здоровым.

 

Светит радостным и грустным,

Робким, жадным, даже гнусным.

Людям, зверям, и травинке.

В поле крошечной пылинке.

 

Счастлив тот, кто видя тучи,

Пусть и жизнью он измучен,

Знает: Солнце не исчезло.

Светить будет оно вечно.

 

Никуда и не девалось,

Всегда в небе оставалось.

Я в его купаюсь свете.

Хоть он глазу немприметен.

 

– Здорово, – сказала я, – А верно-то как! Если солнце не видать, это не значит, что его нет. Конечно, есть над чем поработать в части поэзии, но на пятерку, точно, тянет. И я поставила большущую пятерку под сочинением, оставя проверку орфографии и пунктуации на потом.

 Проверив еще несколько тетрадей, мы подошли к последней.

 – Наташа, посмотри-ка. Какая насмешка судьбы. Даже Ковалева-дурачка тетрадь оказалась последней в стопке.

 Ваню Ковалева все дети и учителя называли Ваней-дурачком. Учителя «за глаза», а дети в лицо. Но ни дети, ни учителя, ни сам Ваня не вкладывали в это прозвище злобы и обиды. Мальчишку жалели, хотя, порой, казалось, что он всех жалеет. Жалели за его будущее, не видя его ни у какого дела. Маму его мы называли «приветливая», от «с приветом», так как она, как и сын, была со странностями. Ваня учился нормально, ни плохо, ни хорошо, но без интереса. Он всегда смотрел в окно, особенно любил, когда падал снег. Но когда учитель его спрашивал, о чем только что была речь, Ваня всегда мог ответить. Учась в первом классе, он рассказывал одноклассникам о своих снах и видениях. Дети над ним сначала посмеивались, но не все. Наталья Владимировна посоветовала его маме обратить на это внимание, и, возможно показать врачу. На что мама ответила, что с мальчиком все в порядке. «Это, может, с нами чего-то не в порядке, – сказала она, – а он нормальный ребенок».

– Точно, последняя тетрадь его. Вечно он к шапочному разбору поспевает, – сказала Наташа, имея в виду, что Ваня никогда не стремился к лидерству и не интересовался школьными мероприятиями, которые были связаны с соревнованиями любого вида.

 – А не посмотреть ли нам, откуда выражение «к шапочному разбору». Ведь помнила долго, а сейчас забыла. Ты помнишь? – спросила я.

 – Мальчишка в метро сказал, что информации в нас слишком много. Ну сама посуди, от знания что это означает, станем ли мы счастливее? Мы ведь счастье ищем, не так ли? – И мы опять захихикали, но уже тихо. – Чего Ванюша пишет?

 На листе было написано только два предложения, включая тему.

«Что такое счастье? Счастье – это когда постоянно присутствует легкость и душевный покой, несмотря на внешние обстоятельства».

– И что же мне за это ставить? – спросила я, – что это за сочинение такое?

 – Валька, так ведь это то, что мне нужно было знать! Точно, я поняла! Все у меня есть, а покоя нет. Мешает жуткий страх за детей, за мужа. За достаток не боюсь, боюсь потерять близких! Вот, что мне нужно было знать!

Однако, было бы любопытно поговорить и с Ваней и с его мамой. Какой бы нам предлог придумать, что бы их вызвать? – спросила Наташа.

 – Хм, странное определение счастья. Мы ведь зависим от внешних обстоятельств. Как же от них не зависеть? Может они с мамой знают? Я вот уверенна, что знают. Когда мамаша его на собрания приходит, я заметила, что все родители стремятся с ней рядом сесть. Видеть надо лицо той, кому посчастливилось с ней сесть за одну парту. И хотя мамашки сплетничают и посмеиваются, сидеть с ней хотят все. И действительно, она всегда собранная, спокойная, и улыбается постоянно, ну точно как сын. Вдова, одна воспитывает Ваньку и дочку.

Давай сделаем так: вызовем их под предлогом слишком короткого сочинения. Мол, совсем Ваня потерял интерес к учебе, может у них какая-то проблема? А там посмотрит как будет развиваться разговор.

 – Хорошо мыслишь – одобрила Наташа. – Так и сделаем. А кем она работает?

 – Точно не скажу, что-то на Интернете продает. Но зарабатывает хорошо. Машина у нее хорошая и квартиру я их видела когда Ваня показывал фотографии со дня рождения сестры.

 Мы убрали со стола и я предложила Наташе остаться у меня ночевать, так как было уже три часа ночи.

 

****   ****   ****

 Ваня с мамой явились на Наташин зов через день.

 – Что же ты, Ванюша, такое короткое сочинение написал? Как же Валентине Григорьевне оценку ставить? – спросила Наташа мальчика.

 – Так ведь и так все понятно, – ответил Ваня, – зачем столько писать не нужного?

 – Как же так? – продолжила Наташа, – Надо развить тему, обосновать ответ. Не впервые ведь пишешь сочинения.

 – Разве можно описать «покой»? Как же я могу его описать? Покой чувствовать надо.

 Ванина мама сидела молча. Было видно, что она согласна с сыном, но в тоже время не хотела подрывать наш авторитет в глазах ученика.

 – Давай-ка сделаем следующим образом, – предложила Наташа, – Валентина Григорьевна отведет тебя в пустой класс и ты постараешся за минут сорок дописать сочинение. Ты попробуй. А мы пока с твоей мамой поговорим.

Я повела Ваню в свободный класс и, дав наставления, оставила его там наедине со своим сочинением.

 Когда я вернулась в кабинет директора, то поняла, что разговор уже начат.

 – Как же мне не улыбаться? – первое что я услышала, когда вошла обратно в кабинет директора, – Если бы я ко всему относилась серьезно, то либо в сумашедшем доме давно уже была, либо не живой. В моей жизни было столько моментов, которые люди рассматривают как горе и несчастье, что относиться к ним серьезно равносильно добровольной смерти. На все эмоции уходит столько сил! Особенно на так называемые «негативные» эмоции.

 – Но ведь есть позитивные и негативные эмоции, – сказала Наташа, – вот, например болезнь или смерть близких и переживание за них- это негативная эмоция, а их здоровье и счастье – позитивная. Я так думаю. А Вы можете пояснить, что Ваня имел в виду, написав, что счастье для него это когда ощущаешь покой в душе, несмотря на внешние обстоятельства?

– Мне трудно сказать за сына, но я думаю, что это действительно не описать. Как не объяснить никакими словами вкус лимона. Вы должны его сами попробовать.

 – Но как добиться этого покоя? – вступила я в разговор. – Ведь мы зависим от внешних обстоятельств. Поделитесь с нами. Я ведь вижу и чувствую, что в Вас присутствует этот покой.

 – Вы, Валентина Григорьевна, знаете нашу ситуацию. Муж мой умер пять лет назад. Дочка – большая подмога. Да и Ванюша уже большой. Он всегда был тихим ребенком, спокойным, и мне иногда казалось, что он старше меня и мудрее. Он уже в детском саду не реагировал на ссоры других детей, просто находился с ними рядом и они переставали драться. А в начальных классах одна девочка постоянно его обижала и однажды сказала ему: «Знаешь, Ванька, я тебя ненавижу», а он ответил «А я тебя очень, очень люблю». И все дети встали на его сторону.

До смерти мужа я побывала в трех авариях, из которых чудом была спасена, а двое пассажиров погибли. Когда совсем еще юной была, перед моим носом упала ледяная глыба и даже от падения отрекошетила мне в колено. Я потом в гипсе ходила. Ведь двинулась бы я на миллиметр дальше, упал бы лед на голову. А без головы, сами понимаете, никак нельзя. И потом столько было подобных случаев. Даже инопланетянина видела. Верите не верите, а видела. Один раз привидение появилось. Всего не расскажешь. И стала я задаваться вопросами: что за сила такая дает мне эти испытания, но я всегда выхожу из них цела и здорова?

 Начала читать литературу всякую, слушать Интернет, ходить на всяческие встречи, медитировать. Стали появляться люди в моей жизни, которые либо напрямую, либо косвенно направляли меня в нужное русло. К тому времени когда муж умер, я уже начинала обретать внутренний покой и смерть его не была мной воспринята как ужас и кошмар. Я очень любила мужа и эта любовь дала мне силы принять все так как есть. Да и Ваня успокаивал меня и сестру, говоря, что папа никуда не ушел, он все равно присутствует, только в другом аспекте. Так и сказал – «аспекте». И нас это рассмешило тогда.

 Потом наступило время когда я перестала читать литературу, смотреть Интернет, и ходить на встречи. Просто внутренний покой остался и никогда не уходит, он всегда присутствует, а может я присутствую в нем. Так не хочется филосовствовать по этому поводу и много говорить. Я просто есть. Вот и Ваня это чувствует. А дочка не такая. Она постоянно беспокоится о чем-то, планирует, даже верит тому, что по телевизору говорят, – Ванина мама улыбнулась. – Но ведь у нее свой путь и я люблю ее такой, какая она есть. Дети – не наша собственность. За Ваню я не беспокоюсь. У него тоже своя дорога.

 С внутренним покоем и ситуации стали разворачиваться удивительным образом. Мы с мужем никогда не жили богато, хотя от работы никогда не бежали. А после его смерти совсем туго было. Но Вселенная всегда мне подбрасывала подарки. Потом пришла такая работа, о которой я бы и не помыслила никогда. Я могу работать из дома даже в пижаме и зарабатывать достаточно денег для семьи.

Она замолчала и мы с Наташей молчали.

 – Можете ли Вы нам посоветовать ту литературу, которые Вы читали, видео, которые смотрели, и группы, которые посещали? – спросила Наташа. – Хочется ощутить этот покой, которые Ваш сын называет счастьем. Подскажите, с чего начать.

 – Конечно, конечно, с большим удовольствием. Вы начните с чего-нибудь, а потом клубок будет раскручиваться сам по себе. Главное, не препятствуйте ему раскручиваться. Я обязательно дам вам знать, Валентина Григорьевна и Наталья Владимировна, либо через имэйл, либо по телефону.

Ванюша, наверное, уже дописал сочинение. – сказала его мама и я встала, что бы пойти за учеником.

 Когда Ковалевы ушли, я сказала Наташе:

– Знаешь, сейчас я четко поняла, что хочу на пенсию. Буду с внуками больше проводить времени и учить их как не реагировать на обстоятельства.

 – А вот и нет. Не имеешь право. Дезертирство это. Теперь на нас еще больше ответственности. Ты ведь не можешь дать внучке миллион рублей, если у тебя нет этого миллиона. Также и научить мы не можем тому, что сами не испытывали и не знаем. Давай посмотрим сначала, что день грядущий нам готовит, и куда нас Ванькина мама выведет.

 

****   ****   ****

 Прошло около двух лет. Наташа стала хлопотать о центре по духовному воспитанию на базе школы. Она хотела вывести детей на самостоятельный духовный поиск, применять то, что сама стала изучать благодаря той давней беседе с Ковалевыми. Она подготовила план, предоставила его в ГорОНО и… Наталью Владимировну все таки отправили на пенсию. Проводы были торжественны, но весь персонал понимал, почему Гороно так заботился о заслуженном покое директрисы.

 За это время мы очень сдружились. Мы стали много читать, много слушать, даже занялись некоторыми практиками. А совсем недавно расскручивающийся клубок вывел нас на мудрого учителя и мы ждем не дождемся когда увидим его воочию и сможем задать свои вопросы. Уже куплены билеты в Португалию, где он живет и где будет его следующая встреча с ищущими людьми.

Я с огромной радостью тоже ушла на пенсию. Мои внуки хотят больше проводить со мной времени. Нам есть о чем говорить. Они мне рассказывают интересные вещи, которые я бы раньше посчитала за детский вымысел, да, возможно, и к врачам бы обратилась. А Наташина внучка уже почти склонила бабушку к отказу от мяса. Но все равно она еще очень любит поесть, и от шашлычка совсем не готова отказаться.

Наташа не может угомониться и сидеть без дела. Благодаря связям, она все таки нашла бесплатное помещение для «центра». Пусть пока в жилконторе, но ведь нету разницы где единомышленникам встречаться. Ваня Ковалев и Марина Миносян часто там волонтёрят, а Ванина мама познакомилась в «центре», куда забежала всего один раз, с интересным мужчиной и выходит за него замуж через месяц.

Я, наконец, могу осуществить мечту своей жизни: писать рассказы. А недавно вдруг стала сочинять стихи. Мой зять пишет для них мелодию и мы частенько поем наши песни в центре и на семейных посиделках.

На недавней встрече в «центре» одна посетительница спросила у других:

 – Можем ли мы сегодня поговорить о счастье? Что это такое? Как его найти? Столько пишут и говорят о просветлении, открытии сознания. Но я пока не чувствую, что бы эти знания принесли мне счастье.

 Двое мужчин заговорили одновременно, потом подключилась женщина, и разговор начался. Мы с Наташей переглянулись и улыбнулись друг другу. Мне не хотелось участвовать в разговоре, ибо я поняла за последнее время, что словами это невозможно высказать. Вдруг Наташа встала, подсела к женщине, которая задала вопрос, и обняла ее. Грузная и большая Наталья Владимировна будто баюкала женщину, слегка раскачиваясь и поглаживая ее. Женщина заплакала. Еще двое стали вытирать слезы. А один мужчина с очень аналитическим умом стал сначала тихо, а потом все громче и громче хохотать. К нему постепенно стали присоединяться другие и хохот раздавался такой, будто всех щекотят одновременно.

 Заглянул работник жилконторы, задержавшийся после вечерней смены. Никто и не слышал что он сказал или спросил. Он постоял совсем недолго и тоже стал смеяться, да еще громче всех.

 Когда мы наконец угомонились через минут десять, то стали спрашивать друг друга о причине смеха. И мужчина-аналитик сказал:

 – Я вот подумал, что, вероятно «счастье» происходит от слова «сейчас». И эта мысль вызвала во мне какое-то простое понимание. Ведь когда мы смеялись, мы были счастливы, не так ли? Счастье находится в «сейчас». А может оно от некой «части» чего-то. Но мне надо поразмыслить над этим и покопаться в Интернете и в книгах.

 Он задумался и лицо его сразу стало серьезным, а остальные заулыбались, так как щеки и животы у всех болели и на прежний смех уже не было сил. А работник жилконторы спросил можно ли придти на нашу следующую встречу и жену привести. «Уж больно у вас легко, как в детстве в деревне» – сказал он.

Мы разошлись уже довольно поздно. Перед уходом Наташа обратилась ко всем со словами:

– Мы с вами так подзарядились радостью, что через край течет. Давайте же «светить всегда, светить везде» и нести это ощущение радости дальше. Ведь солнце светит всем без разбору.

 

****   ****   ****

 Я иду своей дорогой по жизни. А может Жизнь идет моей дорогой. И я, как и все живое на Земле, вернусь однажды туда, откуда пришла. И в этом пути я нахожу счастье.

 

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s