Предисловие автора

Эта повесть является скорее последовательною записью , чем художественным произведением. По крайней мере другого слова мне не подобрать. Моя работа заключалась в том, чтобы заставить усадить себя за компьютер и печатать то, что мне было передано. Кем передано? Зачем? Трудно сказать.
Я полагаю, что любое произведение так и передается писателю, поэту, композитору, художнику. Я все же не рассматриваю эту повесть как работу писателя, так как таковым не являюсь. Конечно, после написания определенной части, я старалась придать предложениям приличное звучание, подбирала подходящие выражения и слова. Уже разумом дополняла те мысли, которые приходили в образах.
Я уверена, что все написанное не является моим вымыслом. Право так думать дают мне те события, которые разворачивались в реальной жизни после написания каждой части. После осмысления что это я такое написала-записала, те же мысли, знания приходили, так или иначе, через разные источники информации. Что-то оказывалось уже имело место быть в каком-нибудь фильме, о котором я ничего и не слышала раньше, что-то я читала потом в книжках или видела в Youtube. Также некоторые события сбывались с конкретными людьми, с прототипами этой повести. Не говоря уже о том, что и свою жизнь я видела в другом ракурсе и все складывалось в красивый пазл понимания.
Лена Смирнова

Июль 2014 – Май 2015, Somerset, New Jersey

И я все вспомнил

Часть первая
На Эльме

Люблю я свою планету. Я побывал на тридцати двух планетах и летающих базах, и каждая из них по своему прекрасна. Даже те две, на которых происходят конфликты, тоже хороши в своей суровости. А ведь совсем недавно, какие-то 36000 лет назад и наша планета Эльма пережила революцию. Мне дедушка рассказывал, он тогда воевал. А вернувшись домой, привез нашей Эльме свободу и.. жену, мою бабушку. Бабушка была с одной из планет Созвездия Семи сестер, планет-союзниц, и тоже была пилотом. Они познакомились в джунглях, куда упало около 60 кораблей, сбитых противником. За период, пока выжившие пилоты сбитых кораблей бродили по джунглям в поисках помощи, дедушка с бабушкой успели влюбиться в друг друга.

А мои родители уже встретились на учениях по подготовке на заброску на планету Гая, где они собирали материал по развитию цивилизаций.

А я занимаюсь извлечением звуков. На Земле это называют разными словами, такими как музыка, шум, гам, грохот. Мне слово музыка больше нравится. У него вибрация радости, присущая нашему звукоизвлечению. Я инструменты музыкальные делаю, специализируюсь по струнным. Музыкой можно делать очень много полезного. Например, озеро под нашим домом сотворено нашими местными музыкоизвлекателями. Да и сам дом, в котором я живу, создавался ребятами из предыдущего выпуска. Я тогда был в начальных классах и мы тоже были на подхвате. Что создали, в том и живем. И славный дом получился.

Вообще-то после классов и прохождения практики я хочу учиться дальше, что бы стать инженером звука. Ведь на нашей Эльме преобладают строительные технологии звуковые и световые. Специалисты по свету живут на соседней планете и мы с ними сотрудничаем.
Да я ведь совсем забыл, что мне пора подкрепиться. На Земле я совсем не долгое время, а уже появилась Земная привычка, когда мысли постоянно уводят от данного момента. Надо постоянно помнить о моей возлюбленной Эльме и тогда я буду ощущать себя дома.

* * *

А тогда тоже подошло время обеда и я вышел в столовую. Надо только дойти до середины коридора. На каждом этаже 169и этажного дома столовая где мы подкрепляемся. По середине зала снизу, то есть с первого этажа, и до самого верхнего проходит энергетическая труба, она и есть одна из источников наших физических сил. Мы к ней подходим и отпиваем столько энергии, сколько нужно. А вкусно то как! Но тогда мне захотелось полакомиться вкуснейшими водорослями.

Я сел в летучую лодочку, предварительно захватив контэйнер для водорослей, и перенесся на почву. До моря совсем рукой подать и я пошел пешком. На берегу было несколько лакомок вроде меня, а кто-то уже выходил из воды, неся драгоценные сочные водоросли. Только увидев их становится вкусно. Я разделся и пошел в воду. Водоросли растут кучками, хотя и прячутся, если найти одну такую семейку, на один раз поесть вполне достаточно. Мы берем ровно столько, сколько нужно на сегодня. А вот бабушка рассказывала, что в ее времена люди брали гораздо больше, чем им было нужно, так как боялись, что потом чего-то не хватит. Трудно поверить, но многие даже ели животных! Я не очень понимаю что бабушка имеет в виду, особенно «боялись». Имею, конечно, представление, все таки в классе я хороший ученик и мы проходили тему страха в начальных классах. Ух, время быстро летит. Этот год последний и уже походит к концу, совсем скоро экзамены, и практика.

Я отнес водоросли на кухню, и мне из них приготовили сказочный салат! У нас каждый занимается тем, к чему есть склонности и любовь. Повара готовят, музыканты играют, строители строят. Весело!

* * *

Весь оставшийся вечер я посвятил извлечению звуков. Пора было отправляться спать, так как утром ожидалась групповая беседа с Учителем перед экзаменами. Я передал всей планете и ее обитателям телепатический ночной привет и крепко заснул.

Утром, позавтракав из радужной трубы, я отправился в класс. В нашем выпускном классе 85 учеников. Все мы уже почти профессионалы. После начального обучения каждый выбирает дело по душе и начинается познание и изучение профессии. Формируются классы уже по направлениям. Таким образом в нашем классе 85 звукоизвлекателей. Каждый умеет мастерить разные инструменты, каждый учится правильному звукоизвлечению и его применению. А какие мы концерты даем! Мы обьездили с концертами 32 планеты и базы и везде нас принимали с восторгом. А сколько мы сотворили звуком! На самой дальней от нас базе смастерили ее обитателям сад и огород. Не то их сад, который существовал очень долгое время, стал засыхать. По правде признаться, делать сады не в нашей компетенции. Мы создаем физические обьекты. А биологией занимаются на планете Цирка. Но на базе сад, который давал почти всю еду для жителей, стал засыхать и нужно было подсобить как можно быстрее. С помощью и разрешения Учителя, проконсультировавшись со специалистами с Цирки, мы устроили превосходный садик. А потом на базу прилетели уже с Цирки и доделали нашу работу. За это мы полетели на Цирку уже сводным оркестром с ребятами со светового класса. Звукоизвлечение со светом – это что то грандиозное!

Люблю свое дело, планету, и весь мир.

Мы расселись в полукруглом зале и Учитель начал говорить. Он рассказывал о процессе экзаменов, а главное, о практике.
– Братья и сестры студенты. Мы с вами славно потрудились за все годы обучения. Все эти знания и умения теперь неразделимы с вами. Но нужно их закрепить. Чем будем закреплять? – и Учитель послал телепатический сигнал одному из братьев. Брат ответил тоже телепатически.

– Правильно, – продолжал Учитель, – закреплять будем практикой. По закону у каждого из вас есть свобода выбора, где и с кем бы вы хотели проходить практику. Но, как вы все знаете, недавно одна из планет, от которой зависит и наше благосостояние, и благосостояние наших соседей, да что скрывать, и наше существование, нуждается в помощи и в нашем неизбежном вмешательстве. Знакомые некоторых из вас побывали там. А я для вас подготовил сюрприз. Это Соудэ, он выпускник классов перед вашим, и он только что вернулся со своими товарищами с практики.

В зале началось что то неимеверное. Студенты и студентки издали все вместе звук удивления и восхищения. После этого у кого были инструменты с собой стали издавать звуки. Это были звуки праздника и веселья. Да как же не быть радости! Ведь известие о том, что на планете Гая, а местные жители назвают свою планету Земля, происходят огромные выбросы смертельных и разрушающих вибраций в Галактику облетело весь Звездный мир. Мы знали об этом из Центрального Компьютера, из рассказов знакомых, кое кто из нас телепатически входил в контакт с Землянами, но когда Учитель застал нескольких студентов за этим занятием, то обьяснил нам всем, что без нужной подготовки телепатировать запрещено, иначе можно заразиться и заразить нашу планету. Шалуны просидели в очистительном изоляторе. После таких случаев по Эльме вышел указ строго запрещающий телепатировать на Землю без определенных знаний и подготовки.

А теперь живой свидетель событий на Земле пожаловал в наш класс! Да ведь он расскажет все как очевидец! Вот это да! Ну и сюприз приготовил наш Учитель!
Но Учитель продолжал так:

– Хочу вас предупредить, чтобы вы были выдержанны и относились к Соудэ со скидкой на то, что он только вернулся из тяжелой экспедиции. Физически мы привели его тело в относительный порядок и на это потребовалось время по Земным меркам одного поколения. Но на восстановления психики ему потребуется более продолжительное время. Восстановится энергетический баланс, восстановится и тело окончательно. Это мне не нужно вам обьяснять.

Учитель обратился к брату Кэю и попросил его изложить один из законов энергии.

– Закон простой, танцуй и пой, но не беги вперед овцой. – сказал Кэй так серьезно, что вся аудитория взорвалась смехом. Это была наша внутренняя шутка и Кэй произнес ее по привычке. Учитель дал время просмеяться.

– Как вы помните из энергетического класса, что восстановление психики нуждается во времени, сразу это делать категорически нельзя. Так что Кэй все правильно сказал. – Учитель улыбнулся глазами и продолжал. – Тем ценее для нас опыт Соудэ, так как вы увидите результат его пребывания на Земле, и должны осознавать, что то, что произошло с ним, может произойти и с вами. От каждого класса будет взято только 5 добровольцев. У нас 17 классов по разным специальностям, значит отберется 85 человек. Отбор будет происходить по результатам экзаменов, по степени желания, и мотивации. Отобранные 85 человек должны будут пройти дополнительную подготовку перед отбытием на Землю. С вами также полетят и более опытные товарищи, которые будут вашими Наставниками на Земле. Другие планеты тоже посылают своих добровольцев и учения будут происходить на планете сбора информации Зеневе.

– А что, Кэй, есть ли у тебя что-нибудь о теле и эмоциях? Попросим, попросим нашего поэта об экспромте.
Я уловил в вибрации Учителя желание поднять нам настроение, чтобы подготовить нас к встрече с Соудэ. Из чего я заключил, что эта встреча будет не легкой.
Мы все заиграли и запели в знак согласия с Учителем. Тогда Кэй встал со своего места и произнес:

– У мысли тело крепкое,
Она летит – собьет.
А если мысль тяжелая,
Все силы заберет.

В наш курс входила также и рифма как часть звукоизвлечения и несмотря на то, что он всегда был обьектом добрых шуток, Кэй очень любил этот предмет.
Мы все опять засмеялись. Учитель подождал пока мы успокоимся и пригласил Соудэ.

Рассказ Соудэ

Я помнил этого парня Соудэ. Он был из класса строительных инженеров. Соудэ отличался от многих моих товарищей. Его предки прибыли на нашу Эльму с другой Галактики во время последней революции, да так и остались. Они были из расы лучезарных. Кожа Соудэ была матовая с разноцветными отливами как на ракушках. Я даже помню как его прозвали товарищи: Виноградный. Потому что кожа у него была полупрозрачной и внутренние органы были видны как косточки у винограда. Он весь светился изнутри и с наружи, любил шутить, был очень общительным и веселым парнем.

Сейчас в аудиторию медленно вошел человек, которого невозможно было узнать если не знать кого ожидаешь увидеть. Прозрачность кожи исчезла, разноцветные отливы тоже потускнели и только в некоторых видимых местах пробивались пятнами. Всегда веселый, Соудэ был сосредоточен и очень серьезен. Он сел в кресло, подвинутое ему Учителем и начал свой рассказ.

– Дорогие братья и сестры. Только взглянув на меня вы уже можете составить примерную картину. Я только добавлю красок что бы сделать картинку разноцветной.
Запуск нашей группы был первым. До нас, конечно, на Гаю посылались специалисты, но в меньших количествах и по другим причинам. Наша же группа была первой после длительного перерыва группой , состоявшей исключительно из добровольцев. Срочность была такая, что тренировка происходила быстро и наши Наставники не ожидая такого эффекта, который произошел, выпустили нас на Гаю. Как вы, ребята, знаете, на Гае другое восприятие времени, и жизнь Землянина для нас как вдох и выдох. Ну это я так пошутил. – и Соудэ впервые улыбнулся.

– Таким образом я пробыл на Гае три человеческие жизни. По их летоисчислению мы прибыли туда в 1774 году. Я был высажен на одном из их континентов – в Африке. Точнее, был рожден там Земными родителями. Всю технологию вы наверняка знаете из Центрального Компьютера. Я же намерен рассказать о своем опыте там. Рожден я был с черным цветом кожи и долго к этому подсознательно привыкал. В семье меня постоянно обижали, потому что я был не похож на остальных членов семьи или соседей. Внешне я был такой же, но как они говорили «постоянно витал в облаках». В одну из облав меня выдали перекупщикам рабов и я был продан в Америку. Это другой континент. Хозяин мой оказался большим защитником черного населения. Я только понять тогда не мог, как он может быть защитником и в то же время владеть рабами. Но хозяин был очень добр и образован. Увидев мой талант и интерес к наукам он отдал меня в учение. А потом я себя и выкупил. Прожил я по меркам Земли довольно долгую жизнь. Как вы знаете, мы лишены памяти пока находимся на Земле. Мы не помним кто мы на самом деле и откуда пришли, хотя есть возможность вспомнить. Собственно, это и была задача экспедиции, помочь местному населению вспомнить кто они есть. И сбросить иго тех, кто заинтересован в том, чтобы Земляне не помнили своих истоков. В этом смысле мне повезло в первой жизни, у меня были последователи в основном среди черного населения, и я даже создал школу духовных практик. За эту жизнь я познал следующие эмоции: физическую и эмоциональную боль, боль потерь любимых сына и жены, унижение, зависть, ревность. Как говорят и мыслят Земляне, умер я, окруженный детьми, внуками и последователями. Про смерть и отношению к ней на Земле вы тоже, наверняка, помните из краткого курса цивилизаций.

Окрыленный относительными успехами, я захотел расширить свое влияние на Землян в других частях их планеты. И был рожден в Сирии. Я был рожден в женском теле. Я была укутана с ног до головы в паранжу, это так называемая часть одежды, но она полностью скрывает все тело, включая лицо. Хорошо, что в домашнем кругу хоть можно ходить без этого мешка. Там к моим причудам относились уже не так как в Африке в детстве. Сестры отказывались со мной играть, и даже били, а мать почти что отказалась от меня когда я впервые спросила за общей трапезой на женской половине почему женщина поклоняется мужчине как богу. А мне было лет 8.

Сейчас мой Наставник запретил мне углубляться в подробности если я чувствую, что с рассказом подступают сильные эмоции. Поэтому буду краток. Меня выдали замуж в 14 лет, а это уже старуха, просто не брали раньше. И меня подсунули проезжему купцу в гарем. А через 3 года меня закидали камнями на площади за так называемое прелюбодеяние. Другие жены устроили на меня травлю и придумали историю, в которую все и поверили. За эту жизнь я познал следующие эмоции в дополнении к тем, которые изучил в первом опыте: ненависть, страх, злобу. Пришлось долго восстанавливаться после этой жизни.

Это я перечисляю те эмоции, которые познал сам и впитал от окружающих меня существ.

О третьем, и последнем опыте много рассказывать не буду. Иначе опять проваляюсь в лазарете. Да и действие энергетического вливания подходит к концу, пора и мне заканчивать. Скажу только, что третий мой опыт проходил в Европе, в Польше. Я был взят в плен в ужасной разрушительной Земной войне. И довольно быстро, так как по контракту я не мог убивать ни в одном опыте. Был послан в лагерь смерти, меня там постоянно наказывали за то, что я распространял идеи братства и любви. Закончил я этот опыт тем, что меня убили соседи по нарам. За что я им весьма благодарен. За этот период я познал: безысходность и ярость, желание убить живое существо.

Я увидел как в глазах Соудэ появляется что то мне незнакомое, но очень тревожное. Другие тоже это увидели и по аудитории пронесся звук вопроса. Учитель подошел к Соудэ сзади и положил ему руки на плечи. Соудэ успокоился и показал Учителю глазами что он заканчивает.

– Хочу закончить свой рассказ так. Ребята, Этот поход на Гаю нам всем необходим, иначе мы можем лишиться не только нашей планеты, но и Галактика будет под угрозой. Наши деды и бабки сражались за наше благополучие, а теперь наша очередь оградить себя и Галактику от влияния разрушительных вибраций. Импульс с Земли идет слишком сильный и наша задача забросить туда как можно больше Учителей. Мы то прекрасно знаем кто Землянам помогает излучать такие вибрации. Это те же силы, с которыми сражались наши предки.Да, задачи теперь другие. Наши деды сражались оружием, мы же теперь должны менять тактику. На нашем опыте разработчики этого похода и Наставники изучили предыдущие ошибки и теперь обучение и тренировка будут проходить по улучшенной программе и помощь будет поступать также с центральной базы, которая расположена неподалеку от Гаи.
Спасибо, что выслушали. Успешных вам экзаменов.

Мы выразили благодарность протяжным звуком. Учитель помог Соудэ встать, так как у того не был сил даже на это. Один из помощников подлетел на лодочке-кресле и Соудэ исчез из аудитории.

Принятие решения

Все студенты были возбуждены. Несколько дней только и говорили об экспедиции, позабыв об экзаменах. Но день экзаменов все же наступил.
К экзаменам мы не готовимся. Все что изучено уже есть в нашем поле и сознании и нет никакого смысла что то зубрить в последний момент. Наша задача – уметь вовремя и правильно отыскать ответ или найти решение определенной задачи. Для этого нужна тренировка и показатель насколько хорошо сдан экзамен именно в том, как мы это решение находим. Важен сам процесс решения, а не результат.

Как я уже упоминал, ученик я хороший. Экзамены были сданы успешно. Учитель и приемная комиссия были мной довольны. Да я и сам был рад, что готов пользоваться своей профессией на благо моей любимой планете.

Но все же рассказ Соудэ глубоко тронул мое сердце. А друг мой Мирак из светового класса только и говорил, что об экспедиции. Он даже экзамены не очень хорошо сдал, так как не мог сконцентрироваться на поставленной задаче, так ему хотелось поскорее отправиться добровольцем на Гаю.

После экзаменов Учитель обьявил, что рассмотрение заявок на добровольное участие в экспедиции начнется через три дня и у нас есть время подумать.
В первую очередь я повидался с Учителем, что бы поговорить с ним с глазу на глаз. Он спросил меня какова моя мотивация для участия. Я ответил, что очень люблю весь мир и свою планету. И еще живы мои бабушка и дедушка, которые так много рассказывали о прошлом Эльмы. Теперь моя очередь защитить нашу планету и всех ее жителей. Учитель сказал, что экзамены показали, что потенциально я могу принять участие, но мне нужно еще поработать над концентрацией, так как я еще рассеянный. Однако, что бы принять окончательное решение, мне следует обдумать все хорошенько.

– А бабушку твою я отлично знаю и помню. Все же вместе служили с твоим дедом, он был под моим началом тогда. Ну и неугомонная она у тебя! – сказал Учитель со смехом. – А кому как ни ей помочь тебе с концентрацией.

Ведь как я уже упомянул, бабушка была рождена на другой планете. Их планета специализируется по работе с энергией в концентрированной форме. Жители планеты по сравнению с нами очень серьезные, дисциплинированные, и на первый взгляд строгие и сухие.
Я решил пойти к родителям и посоветоваться с ними.

* * *

Мы все собрались на большой поляне возле дома, где живут мои бабушка и дедушка. Мои родители прибыли с младенцем на руках, моим девятым братишкой. Также пришли пять моих родных и сводных братьев и две сестры. Остальные три брата находились на других планетах в командировках.

– А что? – сказала бабушка с иронией, – дело хорошее. Давненько, дед, мы с тобой не вспоминали молодость, а теперь можем и внуку подсобить. Давай-ка его сначала попугаем. – и бабушка сделала преуморительное лицо.

Я раскрыл рот от удивления, а мама обняла меня и сказала:
– Придумали тоже шутки. Не дам дитя в обиду. Все то ты, мама, с революционным прошлым расстаться не можешь. Это они пошутили, пошутили, – сказала мама, обращаясь ко мне. – Ребенок не знает, что такое «попугать». – она снова обратилась к бабушке, – Вот вноси мемуары в Центральный Компьютер и показывай младенцам свой космолет.

– А вот и знаю про страх, мы ведь в классе проходили. – смог я вставить слово.

Я обожал бабушку. Несмотря на свой уже преклонный возраст, она была подвижная, деятельная, и очень добрая, несмотря на внешнюю суровость. Я любил к ней прижаться и мог сидеть так подолгу, утопая в нежности и любви. Она не хотела расставаться со своим космолетом, на котором пролетала все революционные годы и правительство ей его подарило. Хоть это уже очень старая машина, но рабочая и бабушка частенько летает на ней, рассказывая маленьким детям о своей молодости. А дедушка любит цветами заниматься и разводит клумбы.

– Пошутили и будет, а внука ни за что не пущу в такой поход. Да ведь на Гае страх – это основная эмоция, – не уступала бабушка. – Мы то помним как это ощущается, у самих юность прошла в этой вибрации. Что молодежь то знает? Им все приключения подавай, а опасность велика. Только экзамены сдал, куда ему! Пройдет практику на Цирке, им нужны звукоизвлекатели. Наша семья налеталась на Гаю, пока достаточно.

– Старая, ты чего это вдруг? – спросил дед, – будто не понимаешь что происходит.

Ты вот что, сынок –сказал дедушка, – послушай что мы тебе расскажем, и дочка наша с отцом твоим дополнят, а потом делай выводы принимать тебе участие в экспедиции или нет. Ведь решение все равно за тобой.

Бабушка поджала губы и телепатически я уловил ее мысль: «Все равно не пущу».

И хотя и я и мои братья и сестры слышали эти истории огромное количество раз, мы расселись поудобнее, чтобы прослушать уже знакомый рассказ, но в другом ракурсе. Ведь даже одна и та же история, услышанная в разные моменты жизни, может вызвать совершенно разные эмоции и привести к разным выводам. А оказалось, что некоторые из нас узнали даже то, о чем и не подозревали.

Собирательный рассказ родственников

Из рассказа деда, бабушки и родителей я заключил вот что.
Как я уже сказал, дедушка и бабушка познакомились во времена революции. Они тогда были моего возраста, совсем молодые. Это был далеко не первый конфликт. Дедушкины предки также участвовали в баталиях. После революции началось восстановление нашей и других планет-участниц, стала налаживаться мирная жизнь, стали вводиться улучшенные технологии, в том числе увеличилась и до того долгая длительность физического существования в одном теле. После некоторого времени мира правительства нашей и других планет призвало добровольцев в экспедицию на некоторые планеты, которые нуждались в генофонде. Одна из таких планет была Гая. Дедушка записался первым.

На этом месте рассказа бабушка скрестила руки на груди и поджала губы. Мама на нее взглянула и улыбнулась.

От нашей планеты было отправлено 12 добровольцев. Всего было 315 участников. Посланцы с Эльмы полетели на своем корабле, независимо от других планет-участниц проэкта. В экспедиции от Эльмы участвовало 8 мужчин, в том числе и мой дед, и 4 женщины. Для местного населения Гаи все они являлись богами и богинями, их сначало побаивались, а потом стали поклоняться. Они были из так называемых добрых богов, далеко не главными, но все же богами. Руководителями экспедиции являлись существа из расы Лизи, змееобразные существа с хвостами. Они были высоко интеллектуальны, умны и могущественны. Но хитрющими. И мы также должны были им подчиняться. Мы уже владели теми технологиями, которые позволяли находится в своем облике на чужой планете. Атмосфера Гаи схожа с нашей и нам было относительно комфортно. Не все существа могли физически участвовать в этих походах, и некоторые представители других миров принимали участие телепатически или другими средствами.

Задача экспедиции была обогатить генофонд жителей Гаи для того, что бы повернуть процессы развития планеты в русло, нужное для Галактики. К тому же Гаю постоянно раздирали природные катаклизмы и местные обитатели умирали в больших количествах. В этой экспедиции только от дедушки родилось 12 детей. Все они являлись полубогами и полубогинями. Они очень долгое время являлись таковыми, потом стали скрещиваться с местным населением , уходить в другие земли, и совсем расстворились на просторах планеты. Бабушка тем временем воспитывала детей, которые успели родиться до отлета дедушки, сестер и братьев моей мамы. Также бабушка участвовала в группе энергетической поддержки для участников экспедиции. Дети в наших семьях остаются с родителями до относительно раннего возраста, потом их воспитывают Учителя, но связь с семьей остается.

Дедушка вернулся обратно на Эльму и поначалу ходил в правительственную башню спрашивать, когда пошлют следующую такую же экспедицию. На что ему отвечали, что ход истории идет верный и в подобной экспедиции пока нет нужды. Чему бабушка была очень рада.

Спустя годы уже мои родители побывали на Гае дважды. Сначала они собирали материал по развитию цивилизаций и как я уже писал, познакомились на учениях перед забросом на Гаю. Их вторая экспедиция отличалась от той, в которой участвовал дед. Гая пережила катаклизм, когда огромное количество земель было затоплено водой и погибла большая часть населения. Погибли не только люди, но и технологии, сооружения, знания, которых люди достигли с помощью пришельцев с других планет до катаклизма. Задачей проэкта, в котором участвовали мои родители, являлось возобновить, обогатить и улучшить генофонд, создать новые технологии, обучить землян и вернуть им утраченное знание. Руководили экспедицией все те же Лизи. Родители вспоминают об этом периоде как об очень интересном и веселом. Хотя все шло совсем не гладко. Внутри представителей планет-участниц стали возникать распри. Многие стали восставать против руководства Лизи, так как им не нравилась их политика и желание главенствовать. Да и внутри Лизи произошел расскол. Жители Земли наблюдали за нашими конфликтами с ужасом, так как не понимали наших технологий. Почти все так называемые Боги, а по сути, участники похода, включая некоторых Лизи, помогли построить подземные укрытия-города для Землян, которым было опасно жить наверху из-за постоянных баталий на поверхности Гаи.

Опять стали рождаться полубоги, которые впоследствии становились правителями стран, занимали высокие посты и обладали знанием. Потомки моих родителей никогда не были царями, но занимали высокие посты во многих царствах планеты, также являлись жрецами и религиозными лидерами. Царственные особы, в основном, были рождены от Лизи.
На этом месте рассказа мама с папой постоянно смеялись, видно действительно это было для них веселое время приключений и они вспоминали о нем с удовольствием.
Таким образом от моего отца было рождено 19 детей, а мама дала жизнь 8 полубогам. Потомками этих полубогов были как жрецы, обладавшие знаниями, так и знатные люди. Со временем кто-то сохранил свои божественные линии, а кто-то стал смешиваться с Землянами.

Дедушка закончил общий рассказ так:
– Как ты теперь видишь, мы связаны с Гаей кровными узами. Во многих жителях Гаи течет наша кровь. Однако, много и тех, в ком течет кровь Лизи. Ведь с тех пор некоторые из них так и не угомонились. Их задача оградить жителей Гаи от знания, а наша задача это знание Землянам вернуть. Мы не хотим конфликтов и должны делать все для того, что избежать их. А теперь слушай следующее. Хотя бабушка твоя будет не довольна тому, что я сейчас скажу, но это поможет тебе принять решение. Сила твоей концентрации не полна, и тебя скорее всего не приняли бы в эту экспедицию. Но поскольку на Гае существует огромное количество наших кровных потомков, твоя кандидатура будет иметь приоритет. В основном все наши потомки так или иначе связаны со звукоизвлечением, ты органически войдешь в их общество и таким образом пригодишься лучше. Да, ты познаешь все те эмоции, о которых ты только знаешь из Центрального Компьютера и из курса истории. И это чудесная практика! Решение подать заявку за тобой.
Когда дедушка закончил, младшие братья сидели, раскрыв рты, включая меня. Старшие, вероятно, знали о том, что услышали сейчас и выжидательно смотрели на меня.
Мне нужно было время что бы все это осознать, задать вопросы самому себе и ответить на них. Меня переполняла любовь к тем существам, кто по сути являлся моими родственниками по крови, а значит и по сути. Через три дня я подал заявку на добровольное участие в экспедиции.

Подготовка к экспедиции

Зенева – забавная планета. Она очень далека от нас, но наши технологии позволяют добираться в отдаленные места Галактики быстро и легко.
На Зеневе живут совершенно отличающиеся от нас существа. Они тоже гуманоиды, но гораздо ниже нас ростом, цвет их кожи сероватый, точнее пепельный, череп имеет большой нарост в области лба, глазные впадины очень глубокие и глаза расположены на большой ширине друг от друга, так как их разделяет этот нарост, переходящий в нос. Несмотря на устрашающий вид, эти существа очень добрые, они не знают другого чувства кроме любви и братства друг к другу. И они большие трудяги. Главное их занятие это сбор информации со всей Галактики, обработка этой информации, и доставка в Центральный Компьютер. Зенева имеет очень много летающий баз, где работают ее представители. С Землянами жители Зеневы не могут общаться напрямую, так как не умеют принимать другие формы. Поскольку внешний вид их довольно устрашающий, в своем обличии на Земле появляться они пока не могут. Но могут входить в телепатический контакт.

Зенева является пунктом сбора для многих планет. Там проходят конференции, заседания, обмен опытом, обсуждения новых разработок. Как и раньше, подготовка для экспедиции на Гаю тоже проходила на Зеневе.

В этом проэкте приняли участие тридцать две планеты. От нашей планеты было послано восемнадцать представителей, включая меня. Все наши представители являлись звукоизвлекателями. Добровольцев было двенадцать человек, остальные шесть являлись опытными Наставниками.

Нас разместили в очень удобных комнатах, утопающих в цветах. Это было очень приятно. Мы привезли с собой генератор для производства продуктов питания, чтобы иметь постоянный доступ к источнику для нас привычной еды. Нас было трое в комнате: мой друг Мирак из светового класса и веселый Кэй рифмотворец. Нас обьединяла не только дружба, но и похожая ситуация. И Мирак и Кэй имели кровных родственников на Гае, также как и я.

Первый сбор был общим для всех участников, а нас всего с Наставниками было шестьсот добровольцев.
На этой встрече нам рассказали сколько времени мы будем готовиться, дали примерное расписание занятий, распределили нас по профессиям, физическим и ментальным способностям.
Уже на третий день после прибытия на Зеневу начались занятия. Представителям нашей Эльмы обьяснили вот что.

Мы будем рождены на Гае. Я, Мирак и Кэй будут рождены в семьях потомков наших предков. В это время наших физические тела будут находится в специальных камерах, и за ними будет постоянное наблюдение. Тела будут реагировать на происходящее с нами на Гае, но умереть они не могут, хотя могут быть здорово повреждены. Для этого на Зеневе будет присутствовать целая бригада наблюдателей.

Для того, чтобы люди впоследствии поверили нам, мы будем рождены в их среде со всеми их физическими и ментальными качествами. Как большинство Землян мы не будем помнить как попали туда. Наша задача пройти Земной путь, получить опыт большинства жителей Гаи, и на определенном этапе жизни все вспомнить. Пользуясь Земным опытом, мы должны стать Учителями людей. Задача представителей Эльмы – использовать музыкальные способности. Только наш друг Мирак был из светового класса, но тоже был причастен к музыке. Через музыку и популярность среди местного населения, мы должны нести Знание.

Нас готовили очень интенсивно. Каждый день проходил в работе. Нам, совсем еще юным студентам, было нелегко, но очень интересно. Сил нам придавало желание защитить свой дом и, конечно, помочь Землянам даже если большинство из них не ищут помощи, так как не знают, что она возможна.
После длительной подготовки подошло время для распределения ролей. Мы должны придти на Гаю с примерным планом, у которого есть место для некоторых вариаций. Моим Наставником был уже старенький человек, повидавший виды в многочисленных конфликтах. Он уже начинал светиться, как многие совсем старые и мудрые люди на нашей планете. И для меня был разработан следующий план.

Я буду рожден в Северной Америке, Канаде, в женском обличии. Я буду последним ребенком в семье, а всего у родителей будет 6 детей. До детей им нет никакого дела, так как большинство времени они проводят в тюрьмах. Оба промышляют воровством. Но они люди принципов, не ворующих у бедных людей. Эти принципы они передали старшим детям, трое из которых тоже кочуют по тюрьмам. А младшие дети родителей помнят плохо. Самый старший сын берет всю семью на себя, обучает двух сестер и четырех братьев ремеслу воровства, но я оказываюсь совсем несмышленной и негодной на это дело. Он также рассказывал о родителях, что, они хорошие люди, но очень несчастные и невезучие. И по доброте своей постоянно оказываются в тюрьмах. А скоро и сам старший брат попал туда же.

Детей постоянно распределяют по чужим семьям. Я буду иметь блестящие музыкальные способности с детства, которые совсем не могут развиваться до определенной поры. В одном из домов, где я буду жить, меня изнасилует хозяин, мне будет 13 лет. Меня будут держать в этом доме год и хозяин и его жена будут постоянно издеваться надо мной. Но их за это призовут к уголовной ответственности. В возрасте 14 лет я перейду в другую семью, где оба родителя музыканты. Они играют на скрипке и преподают в музыкальном колледже. Своих детей у них нет и они принимают к себе двух или трех таких детей как я. Услышав однажды как я что то мурлыкаю себе под нос, они понимают, что у меня природные музыкальные способности и почти уже поставленный голос. Они показывают меня местному педагогу и тот начинает меня учить петь. У меня меццо-сопрано. Мои приемные родители оплачивают уроки, за три года обучения я изучаю нотную грамоту так, что могу читать с листа, искусство вокала, и даже немного играю на фортепиано. Когда мне исполнится 18 лет случится непоправимое: оба моих приемных родителя, воспитателя, два любимых человека умирают от вируса после гастролей по Африке. И я опять остаюсь на улице. Я перебираюсь в столицу и устраиваюсь работать в оперный театр помощником сцены. Я уже вырастаю к тому времени, отьедаюсь и довольно крепка здоровьем. Работая в театре, я пытаюсь показаться руководителю труппы. Меня сразу берут в хор, и после года работы в хоре я перехожу уже в солистки на второстепенные партии, а после еще двух лет и на главные. Характер у меня очень мягкий и покладистый, вокруг меня всегда собираются люди, я становлюсь очень популярной оперной певицей. Помня свое тяжелое детство и юность , я очень проста в обращении. И могу начинать нести Учение на Землю.

Таков был примерный план. Мы просмотрели его в проэкции, откорректировали, поработали над моим внешним видом, над некоторыми деталями и я уже был готов к треннингу по воплощении на Гае. Да не тут то было!

В один из вечеров, когда я, Кэй и Мирак уже готовились ко сну, я почувствовал вибрацию бабушки очень близко, совсем рядом. Я поделился с друзьями, сказав, что бабуля вероятно очень волнуется за меня и ее думы обо мне усилились. Мирак согласился, а Кэй сказал, что что-то здесь не совсем так и он чувствует, что она именно здесь, на Зеневе. Мы решили проверить это утром и быстро заснули после трудного дня.

Поутру мы проснулись пораньше для того, чтобы сконцентрироваться и проверить откуда идет вибрация. Соединив усилия, мы явно почувствовали, что бабушка физически находится совсем под боком. Это было очень странное ощущение, так как я никогда надолго не отлучался от родной Эльмы, за исключением концертов, и связь с родственниками была близкой и привычной.

Мы пошли в подготовительные помещения и Мирак краем глаза увидел как моя бабушка быстро прошмыгнула из кабинета моего Наставника к выходу. Мы остолбенели. Вопросы навалились все сразу. Почему бабушка прилетела? Почему не контактировала мне? Почему прячется? Почему была у Наставника?
Мы потеряли ее из виду и решили все втроем пойти к Наставнику. Старый добрый Наставник прижал меня к груди и так держал около минуты. Потом обнял головы Мирака и Кэя и поцеловал их в лоб.

«Бабушка твоя не намного младше меня, а сил у нее как у летающей базы, хватит на целую планету. Недаром может концентрироваться и на большие расстояния. Так и быть, раз уж она засветилась и вы ее обнаружили, придется ей показаться».
Наставник прикрыл глаза и мы уловили, что он посылает импульсы моей бабушке. Так оно и оказалось. Бабушка ворвалась в комнату с огромной корзиной в руках. Она бросилась ко всем нам и стала неистово обнимать и целовать нас.

«Разлюбезные вы мои, я ведь хотела сюрприз вам сделать» – тараторила бабушка, – «смотрите ка что в корзинке лежит?». А в корзинке были водоросли. Мы забыли обо всем вокруг, когда увидели эту вкусноту. Водорослей было очень много и впоследствии хватило на всех представителей с нашей Эльмы.
Но вопрос оставался открытым: зачем бабушка примчалась?

Я забыл сказать, что на Зеневу прибыла одна из бабушкиных сестер. Сама она в экспедиции не участвовала, но являлась инструктором по подготовке. Вся бабушкина семья происходила из одной из планет созвездия Семи Сестер. На Зеневе я встречался с тетей много раз, она навещала меня и после классов. Незадолго перед бабушкиным прибытием, и почти сразу после утверждения моего воплощения на Гае, тетя вернулась к себе домой.

А теперь вот и бабушкин рассказ.

Зачем примчалась бабушка

Моя семья следила за моими приготовлениями с Эльмы. Когда тетя сообщила о плане моего воплощения, то бабушка очень огорчилась, хотя родители и дед приняли план с восторгом. Она сомневалась, что я справлюсь с такой трудной ролью и решила персонально прибыть на Зеневу и просить Наставников изменить ход событий. Бабушка ждала аудиенции три дня и когда наконец встретилась с Наставниками, упрашивала их облегчить мою Земную участь, ссылаясь на то, что я совсем еще не опытен и трудности детства мне будет почти невозможно перенести, а значит я не смогу выполнить свою миссию. Наставники настаивали на своем, говоря, что я прошел все нужные испытания и готов к этой роли. Бабушка включила в ход свои боевые заслуги и, несмотря на всю свою серьезность, так рассмешила Наставников, что они согласились поменять мою историю.
Таким образом меццо-сопрано перешло к Кэю. Впоследствии Кэй просил, что бы его не разлучали с Мираком. И для Мирака тоже была подобрана подходящяя деятельность.

* * *

Подошло время для моего визита на Гаю. За день до начала экспедиции я попрощался по каналу связи со всеми членами моей семьи и друзьями. Я был готов.
Мое физическое тело удобно расположилось в теплой камере с прозрачной крышкой. И я заснул.

Часть вторая

На Земле
Детство

Я проходил по теплой и упругой трубе. Это было очень неприятно и болезненно. После нахождения в теплом и уютном пространстве своей Земной мамы, мне совсем не хотелось выходить наружу. Но это неизбежно произошло. На выходе я ощутил непривычное атмосферное давление, яркий свет, и закричал от страха. Я кричал пронзительно и громко и был уверен, что люди обратят на мой крик внимание и что-то предпримут. Женщина в голубом халате завернула меня в одеяло и подала маме. Я чувствовал искреннюю радость находящихся в комнате, но сочувствия ко мне ни в ком не было. Будто это обычное дело так надрывно кричать!

Мама была тоже удивлена моим появлением. Я был ее первым ребенком и для нее было странно, что из ее тела появилось живое существо. Папа тоже был рядом и он рыдал не меньше меня, только что не кричал.

Потом меня принесли в дом и уложили в кроватку. Впоследствии и папа и мама меняли мне пеленки, кормили, разговаривали как с кошкой, вероятно думая, что я ничего не понимаю. Я пытался приспособиться к своему новому и непривычному телу, постоянно суча ногами и руками, чем вызывал умиление родителей. И как они сами не помнили как неуютно в теле пока не привыкнешь! ?

Я воспринимал свой новый и непривычный мир сначала энергетически. Я чувствовал температуру, голод, физическую боль и все эти качества я воспринимал через вибрации. Еще не понимая разумом языка, я чувствовал настроение окружающих меня людей. Мне дали имя Альберт. Я был рожден в Северной Америке, штате Нью Джерси.
Скандалы в семье начались уже в первый день моего появления в доме. Мама устраивала сцены почти каждый день, требуя от папы беспрекословного подчинения. Папа был звукоизвлекателем и я сразу был расположен ближе к нему, так как наши вибрации совпадали. Он был специалистом по музыке, которая исполнялась очень давно на Земле, музыке Ренессанса. Папа играл на старинных струнных инструментах. Также он был силен в теории музыки – алгебре звуков.

Ах, если бы я мог говорить в младенчестве! Мы бы столько обсудили с папой о звукоизвлечении! Также мне хотелось говорить с мамой. Я хотел обьяснить ей, что мне нужна только любовь родителей, тепло, еда, и сухие пеленки. Меня не интересовало сколько стоила кроватка и одежда, мне не нужны были дорогие вещи с именами дорогих дизайнеров. Меня устраивала любая одежда, которая давала мне комфорт. Но мама настаивала на дорогих и престижных вещах, постоянно ругая папу, что он с этим не согласен и очень важно, что скажут мамины подруги.

Но тогда говорить я еще не мог, а к тому времени когда я заговорил, я начал многое забывать.

Мама запрещала папе играть на иструментах без оплаты. А я чувствовал, что ему нужно извлекать звуки не только для удовольствия, но и для того, что бы поддерживать свой энергетический баланс, а значит, и здоровье организма в целом.

К двум годам я уже знал довольно много слов, но говорить не спешил. Постоянные визгливые крики мамы заставляли меня уходить в свой мир и мне не хотелось разговаривать. Но к трем годам родители стали беспокоиться, и чтобы их не огорчать мне пришлось заговорить. К тому времени в моей голове стали происходить странные вещи. Я ощущал какое-то раздвоение. Я стал уже забывать кто я, откуда пришел, а главное – зачем. Но все же какие-то образы еще существовали в моем сознании. Я пытался обьяснить родителям кто я. Я говорил «Голова – суп, голова – суп. Звуки важны.» Но я только их напугал. К тому же они заметили, что я не реагирую на многие вещи, на которые реагируют другие дети моего возраста. К четырем годам врачами был вынесен диагноз – Аутизм. К этому времени я окончательно все позабыл и начал проходить опыт настоящей человеческой жизни на Земле.
Чем больше я входил в контакт с окружающими, тем быстрее засорялось мое сознание. Родители отдали меня в детский сад. К этому времени родилась моя сестра и родители были заняты ею. Какие то остатки памяти еще были во мне и я как-то спросил двухмесячную сестренку: «Давай, начинай говорить. Расскажи как там?». Родители опять перепугались и дали мне таблетку.

В детском саду было не очень уютно. Взрослые уже начинали готовить детей к жизни и в человеческих играх давали понятие об этой жизни. Популярны были соревнования между командами. Суть любой игры сводилась к тому, кто кого победит. Мне это казалось странным, так как меня интересовал сам процесс игры, а не результат. Но большинство детей радовались если их команда побеждала и взрослые поощряли победителей.

Уже в 6 лет я категорически отказался есть мясо. Я его выплевывал, потом кидал под стол, где наша собака приходила мне на помощь. Но мама раскусила меня очень быстро и насильно засовывала в меня мертвую плоть. Чему я не мог научиться, да и теперь не умею, так это врать. Таков же и мой отец. Я не мог уловить концепцию вранья. Видно, мой аутизм, не давал мне возможности для этого тонкого искусства. Так я стал есть мясо и даже до какой-то степени полюбил его.

Родители развелись когда мне было 10 лет, а сестре 6. Папа пытался сохранить семью, но маме нужны были деньги. Деньги, и больше ничего.

Мы с сестрой тяжело переживали этот развод. С уходом папы все стало еще хуже. Мы надеялись, что раз маме не на кого кричать, некого ругать, то и сами скандалы прекратяться, но этого не произошло. Мама переходила на нас, обвиняла меня в несообразительности, жаловалась на жизнь.В ее сознании понятие “счастье” ассоциировалось только с количеством денег. Постепенно эта идея стала просачиваться и в сознание сестры.

Мама вышла замуж вторично и это было моим кошмаром. Отчим возненавидел меня с первого дня. Я не понимал за что он так меня не любит, почему я его раздражаю, но изменить ничего не мог. Он запирал меня в ванной на протяжении всего времени, пока мама отсутствовала где-нибудь. Я, конечно, потом жаловался маме. Она с ним ругалась, но отсидка в ванной все равно продолжалась какое-то время. С сестрой больших проблем не возникало, отчим к ней относился нейтрально. У сестры всегда был покладистый характер и она с малолетства умела подстраиваться под любую ситуацию очень быстро. Я не умел.

Мама училась на учителя, ее специализация была работа с больными детьми, страдающими нервными заболеваниями, аутизмом, инвалидами. Учеба отнимала у нее последнее терпение и выдержку. Несмотря на хорошую зарплату отчима, а это все, что нужно было маме, она с ним развелась после того, как отчим наказал меня за какую-то провинность, привязав меня к стулу. К тому времени, когда сестра вернулась из школы, я просидел на этом стуле около часа. Вроде и срок не большой, но отчим выключил кондиционер, было очень жарко и хотелось пить. Тело мое оттекло от жары и веревки впивались в плоть. Сам отчим ушел в другую комнату и иногда заглядывал ко мне. Сестра же , увидев что происходит, позвала соседей. Сосед, здоровенный дядька, вышиб отчима из равновесия и завалил его на пол, а полиция уже примчалась через 5 минут.

Папа очень обрадовался этому разводу. От продолжал нас видеть, он платил алименты, забирал нас дважды в месяц на выходные и это время, проведенное с отцом, помогало нам восстановиться от кошмара, происходящего в доме. Отец постоянно говорил с мамой о ситуации с отчимом и наконец, к нашей великой радости, отчим оставил наш дом.
Мама начала встречаться со следующим ухажером.

Однако, папа тоже не оставался долго один. Папа у меня чудак. Его невозможно не любить. Я тогда постоянно думал, как могла мама не увидеть в папе ее единственное спасение от ее страстей. Я говорил об этом с сестрой, но она не понимала меня.

Отец привык быть в семье и он опять хотел жениться. Обретя свободу после неудачного брака с моей матерью, он, как бы наверстывая годы музыкального бездействия, опять стал играть на своих инструментах. Я был несказанно рад этому. Ведь было так здорово заметно, как папа преобразился с возвращением музыки в его жизнь. Теперь никто не запрещал ему играть где ему хочется, когда ему хочется, за деньги или бесплатно.

На одном из концертов, где папа играл в составе музыкальной группы, он познакомился с русской женщиной – Зоей. Зоя вошла в его жизнь. И в нашу.

***** ***** *****

С самого первого момента знакомства с Зоей, я почувствовал что-то очень знакомое и родное. Но мы с сестрой ее побаивались. Ведь мы раньше никогда не сталкивались с иностранцами, не знали другие культуры, не привыкли к речи с акцентом. Но это не был тот страх, который мы испытывали к отчиму. Это было, скорее, непонимание.
Папа продолжал нас забирать дважды в месяц на выходные и мы проводили время уже и с Зоей. Со стороны казалось, что они совсем и не взрослые. Они выглядели взрослыми, играющими как дети. Однажды я сказал Зое, что ее лысая голова отсвечивает как зеркало. Дело в том, что на момент нашего с ней знакомства, она проходила химиотерапию после операции по удалению рака. Сестра посмотрела на меня с ужасом, а Зоя стала так хохотать и предложила свою голову к моим услугам в качества зеркала, когда мне будет нужно. С этого момента я перестал ее бояться.

Отец с Зоей поженились, когда у Зои уже стали вырастать волосы.

Тем временем мама была не в себе, опять спуская всех собак на папу, нас, правительство, родителей, сестер, иногда доставалось и нашей собаке. Мама также захотела выйти замуж, в третий раз. Она нам обьявила, что выходит замуж, потому что это выгодно и ей так удобнее, а значит и нам будет хорошо.

Другой отчим оказался покладистым мужчиной, относился к нам очень хорошо и особенно нам не докучал. Все было замечательно до тех пор, пока он имел работу. Но когда он работу потерял, старый кошмар вернулся в дом. Мама начала его постоянно терзать, спрашивая когда он найдет другое место для добывания денег. А это было не так просто. У отчима стали случаться нервные приступы, которые случались и раньше. Теперь же они участились и их интенсивность усилилась. Он стал проводить по несколько дней в госпитале для душевнобольных. Наконец, в одно осеннее утро, он замахнулся на меня ножом, и опять моя выдержанная сестра пришла на помощь, позвонив в полицию. Он оказался в больнице для душевнобольных уже на следующий день. Папа с Зоей были несказанно рады, что он не очутился в тюрьме, а все таки в лучших и щядящих условиях, так как понимали источник его сумашедствия и сочуствовали ему.

И террор вернулся в дом. Мы только и отдыхали тогда, когда находились у отца. Иногда Зоя брала меня с собой в Буддистский храм на медитацию и там я тоже отогревался душой в компании монахов, Зои, и ее подруги Тамары. Мама уже терзала меня и постоянно спрашивала, когда я найду работу. А я еще в школе учился в предпоследнем классе. Она закатывала истерики по любому поводу, я закрывал перед ее носом дверь, что вызывало в маме еще больший прилив агрессии. У меня началась аттаки паники и мне усилили лекарство. Появился жуткий страх смерти. Если я забывал принять лекарство, а мама не напомнила, но это вызывало панику, которая не проходила без вмешательства врача.
Мама меня любила так как понимала «любовь». Это я сейчас осознаю, а тогда я все равно тянулся к ней, обнимал, целовал, я хотел, чтобы она полюбила и поняла меня таким, какой я есть. Но ее идолом все еще продолжал быть Доллар. И я не в силах был разбить его чары. Мама усилила нападки на отца, требуя постоянно денег, денег, денег. Все разговоры в доме сводились к деньгам. Мы были счастливы с сестрой, когда мама ругала правительство, таким образом она смещала свое внимание с нас и на какое-то время мы отдыхали.
Когда папа упомянул, что существует только «сейчас», и в этом «сейчас» все в порядке, а все остальное это игры разума, мама обозвала его болваном и наивным дураком и сказала, что все эти духовно-эзотерические штучки – чушь собачья.

А я все равно маму люблю. Она ведь просто позабыла кем она является на самом деле. Я тогда, впрочем, тоже не знал.

**** **** ****

Мне уже исполнилось 17 лет, а я был как 12-летний ребенок. Я был ласков как котенок и тянулся к любому человеку, который улыбался мне. Я чувствовал искреннею улыбку и только такая привлекала меня. Я был ближе к отцу, любил с ним валяться в кровати и обниматься как маленький мальчик.

Однажды школьный приятель показал мне Компьютерную музыкальную программу, с помощью которой можно было записывать сочиненную музыку. С первого взгляда и с первых звуков во мне что-то пробудилось, я почувствовал нечто очень знакомое, понятное, любимое, родное. Я моментально начал сочинять. Учиться музыке я не мог по своему состоянию, но эта программа делала все сама, я только сочинял, а программа записывала.

Я показал свои музыкальные опыты папе, но он не среагировал, так как его музыкальные вкусы и пристрастия здорово отличались от моих произведений. Но после того, как папин коллега сказал, что моя музыка изумительна и может быть очень популярна, папа изменил свой взгляд.

Мы стали работать над шлифовкой моих произведений и вскоре к папе пришла идея как можно собрать нужную сумму денег для обработки моей музыки и рекламы. Зоя и папа стали работать над проэктом.

Была написана прекрасная статья, с моими фотографиями, с примерами моих произведений, с видео. Папа приложил очень много усилий, что бы этот проэкт увидел свет. Папина знакомая рассказала об этом проэкте главе первого и самого известного сайта в стране о людях, страдающих аутизмом. И статья обо мне вышла на первой странице! С первого дня стали поступать пожертвования. Но наступил второй день, а там и третий. На третьем дне все и закончилось: Мама увидела статью.

Она кричала и билась в истерике. Она обвиняла отца, что ее не спросили ни о чем. Она грозилась подать в суд и добиться, что бы отца посадили в тюрьму. Сестра кричала на папу по телефону, защищая мать. Я плакал в трубку, боясь что мама действительно сделает какую-нибудь гадость. И вдруг наступил какой-то очень короткий момент, когда я четко увидел все со стороны. Я увидел темное очертание матери, цветастое с серыми пятнами очертания сестры, собственное очертание грязно-бело-серого цвета. Вероятно, меня это спасло. Иначе я уже был на грани психологического срыва.

Отец снял статью и приток средств прекратился. Ни в папиной семье, ни у нас не было достаточно денег для развития нашего музыкального проэкта и на этом дело встало. Но как впоследствии оказалось, не надолго.

**** **** ****

Мой дедушка, мамин отец, находился в доме престарелых. Мы его навещали не часто, так как жили достаточно далеко от этого дома. Бабушка жила дома и была в своем уме. У дедушки же была болезнь Альзгеймера. Мама уже потирала руки в ожидании наследства и не скрывала, что очень ждет смерти деда.

Однажды, в один из наших визитов, мы застали у дедушки совсем молоденькую девушку. Она была старше меня всего на год и оказалась волонтером. Терри была очень некрасива, но вся она светилась добротой и спокойствием. Мы разговорились и я спросил у нее где она живет и где учится. Терри ответила, что живет она отдельно от родителей, нигде не учится, и зарабатывает работой в Макдональсе. Сказав это, она замолчала и я увидел в ее глазах ожидание осуждения. Это был почти ужас, так мне знакомый. Мама моя брезгливо от нее отодвинулась и мы вышли в коридор. Я сказал Терри, что мой папа говорит, что образование сейчас мало чего стоит, так как учат всякой ерунде. И что мне очень скучно в школе, так как я понимаю, что все, чему нас учат, это в первую очередь как повиноваться руководству. И если Терри не хочется учиться в общепринятом обществом учебном заведении, то в этом ничего предрассудительного нет. Она сразу обрадовалась и даже обняла меня. Мы обменялись телефонами пока мама не видела.

Дед умер через 2 месяца после моей первой встречи с Терри. Мама и ее сестры продолжали быть в ожидании наследства, так как бабушка была еще жива.

Я стал переписываться с Терри и иногда мы разговаривали по телефону. Она была очень земным существом, практичной и сметливой, но вместе с тем мягкой и доброй. Однажды мама услышала мой разговор с Терри и запретила впредь с ней общаться, ссылаясь на то, что девочка нигде не учится и настолько некрасива, что с ней стыдно появиться в обществе. Мы стали общаться тайно. Только мой школьный друг, Зоя и папа знали об наших невинных отношениях. Мне пришлось это даже скрыть от сестры, так как она все передавала маме.
Однажды, когда я находился у папы в гостях, а сестра оставалась дома, я говорил с Терри по телефону и рассказал о неудавшемся плане по продвижению моей музыки. На что Терри не задумываясь сказала, что ее босса дочь работает звукорежиссером на студии. Уже через две недели меня и папу пригласили на эту студию что бы договориться о выпуске моего первого диска.

К тому времени в папиной семье стали появляться деньги. У Зои был свой бизнес и он стремительно пошел в гору. Теперь ни Зоя ни папа не считали каждый цент и могли вложить некую сумму на продвижение моей музыки.

Мы поехали на студию, говорили с менеджером и он обещал прослушать мои произведения и дать ответ если они заинтересованы. Ответ пришел уже на следующий день. И я получил контракт.

К тому времени мне уже исполнилось 18 лет и мама уже не имела законных прав на мои заработки. Меня частично спас тот факт, что мама нашла хорошую государственную работу и проводила там все дни. У нее оставалось меньше времени на скандалы. Но требовать денег от меня она начала сразу, еще не дождавшись первых доходов.
Музыка моя обрела популярность очень быстро. Я не был к этому готов и меня преследовали атаки паники даже от радостных событий. На помощь приходила Зоя и папа. Но особенную роль играла Терри, которая могла успокоить меня просто словом. Мы продолжали видеться. Терри часто приезжала на какие-то призентации и клубные концерты.
У меня появились друзья. Я во всяком человеке видел друга, так как мне очень хотелось быть интересным кому-то и нужным. Однажды несколько парней в клубе предложили мне попробовать какую-то жидкость, сказав, что от нее у меня откроется сознание и мне будет очень хорошо. Я сразу согласился. Ведь мне так хотелось быть как все.

**** ***** *****

Я лежал на больничной койке, окруженный разными аппаратами и трубками.
Открыв глаза, я увидел сестру. Она сразу обрадовалась и, выбежав в коридор, привела маму. Мама плакала и обнимала сестру, так как ко мне было невозможно подойти от обилия всяких проводов. Через часа два подьехал папа с Зоей. И тут мама стала кричать на папу, что он меня «упустил», что дозволил, что бы я поддался влиянию шпаны. Что, выпив неизвестно что и смешав это с лекарствами, которые я продолжал принимать, пришел к такому печальному положению. Она так кричала, переходя на визг, что прибежал медперсонал, который вызвал охрану. Охрана вывела маму и ее увезли в полицию. Папе пришлось взять сестру и поехать в полицию вызволять маму. Зоя осталась со мной, перед этим набегавшись от папы к маме, от них к охране, и ко мне.

После всего пережитого я быстро задремал, а когда проснулся, то увидел, что Зоя спит. А мне так хотелось ей рассказать свой сон! Зоя будто услышала мои мысли и проснулась. Спросив сначала как я себя чувствую, она сказала, что ей приснился очень странный сон.

Она в каком то странном месте. Вроде и Земля и не она. Себя она не видит. Рядом с ней совсем молодой мальчишка, чуть младше меня теперешнего и во сне Зоя знает, что они не только знакомы, но и родственны. Также она понимает, что этот мальчишка я. Потом все меняется и этот мальчишка лежит в какой то прозрачной камере и над ним склонились трое существ. Только одно существо похоже на человека, остальные страшноватые. Они что то делают с моим телом, которое не выглядит хорошо, но не мертвое. К телу подведены жидкие трубки с разноцветной субстанцией. Одно существо повернулось к Зое и телепатически передало ей, как она поняла, что все в порядке, ерунда все, мальчишка восстановится быстро.
Я был поражен ее рассказом, так как мне снилось почти тоже самое. Нам снился один и тот же сон! И я видел пожилую женщину, пожилого мужщину рядом с ней, поляну с большим количеством людей, которых я всех знал во сне. И эта женщина обнимала меня и говорила: «Ты не один, дитя».

Я вышел из больницы через 4 дня. Маму отпустили из полиции в день скандала и она поутихла на какое-то время. И новые события увлекли меня.

**** **** ****

Я набирал популярность. Моя музыка не звучала на основных телевизионных каналах, но ее знали в определенных музыкальных кругах. Музыка была слышна на Интернете и в клубах. Я начал зарабатывать достаточное количество денег, что бы жить независимо. Но мама не отпускала меня от себя, ссылаясь на то, что одному мне не справиться по состоянию моего психического здоровья, что было правдой.

В доме стало намного спокойнее не только из-за моих зароботков, но и по следующей причине: мама влюбилась! После третьего развода она твердо решила, что выходить замуж больше не будет, так как все вокруг подлецы и мир не справедлив к ней. Не проходило дня, что бы мама не жаловалась на кого-то или на что-то. И вот в один снежный мартовский день мама вернулась домой после работы в совершенно спокойной состоянии. Она пела! И даже сделала какое-то па на кухне, думая, что ее никто не видит. Моя сестра, не склонная к обниманиям и целованиям, обняла маму и спросила, отчего она в таком хорошем настроении. Мама ничего не ответила, только стала нас обоих целовать.

Через несколько дней ситуация начала проясняться. Мама рассказала, что на работе появился новый сотрудник, симпатичный мужчина. Она рассказывала о нем без умолку, каждый день понемногу, и с каждым днем это понемногу превращалось почти во «все время». Через месяц он пришел в наш дом. Мама приготовила обед. Мужчина нам сразу понравился. Он был очень обаятелен, красив внешне, аккуратно и со вкусом одет. От него исходило тепло и уют. Хотелось к нему прижаться. И наша собака и кот не отходили от него ни на шаг, как только он появился в нашем доме. Мама смотрела на него таким влюбленным взглядом, что мы с сестрой не могли налюбоваться нашей мамой: такой красавицей она стала прямо у нас на глазах.
Ухажер рассказал нам чем он интересуется. Оказалось, что он находился под влиянием того же учителя, о котором мне рассказывал папа и Зоя. И он практикует те же духовные установки, о которых говорят современные учителя. Наша мама, которая всегда считала, что быть духовным означает быть наивным, не спускала с него умильных глаз. Он говорил о том, что все страдания человека исходят из его мыслей, о тревогах завтрашнего дня, который еще не наступил, о постоянном возврате в прошлое. Мама не возражала, не понимала о чем он говорит, но млела от каждого слова. Мама была влюблена, и это было чудо из чудес.

Я не мог дождаться, когда смогу поведать папе и Зое об этом человеке. Он был нашим и маминым спасителем.

И все же мамина натура постоянно давала о себе знать. Начался период внутренней борьбы между устоявшимся характером и возможностью обрести счастье с человеком, в которого она была влюблена. Мужчина это понимал и будто давал ей возможность измениться. Он не реагировал на ее истерики, а они случались, и просто не шел на контакт. Мама страдала и ее раздирали два чувства: чувство самости и влюбленности.

Встреча с оперой

Прошло некоторое время. Мне было уже 22 года.Сестра закончила школу и уехала учиться в колледж.

Мамины отношения с коллегой оставались примерно на том же уровне. Но были видны изменения. Она стала спокойнее и доброжелательнее.

Я продолжал встречаться с Терри, но у нас не было никаких романтических отношений. Терри я не интересовал как ухажер и я стал замечать, что она реже и реже хочет встреч и наши отношения перешли на телефонные разговоры и электронную переписку. Но она всегда была ко мне доброжелательна и честна. Однажды Терри захотела встречи. Мы встретились в одном из клубов, где звучала моя музыка и Терри сказала, что влюбилась и уезжает со своим избранником в другой штат.
Она также сказала, что хочет поездить по стране, повидать разных людей, учителей, познать мир и себя.
Я был очень расстроен, заперся в своей комнате и не выходил из нее три дня. Но опять новые события увлекли меня.

Мне приходило очень много электронных писем. Я становился симпатичным молодым человеком, хотя мой аутизм давал о себе знать. Но девчонки не сразу это понимали, поэтому закидывали вниманием и письмами.

Одно письмо заинтересовало меня, хотя сначала я не хотел его читать, думая что оно от очередной искательницы знакомств с более или менее известными музыкантами. Письмо оказалось из Канады от мэнэджера некой оперной певицы. В нем говорилось, что она, певица, заинтересовалась моей музыкой и, будучи высоким профессионалом, постоянно ищет новых форм в музыке и в исполнении. Поэтому она хочет встречи и возможного сотрудничества.

Об опере я имел очень далекое представление. Папа вообще оперу не любил по причине большого вибратто в современном оперном исполнении и даже не мог выносить долгого Зоиного пения, а у Зои был поставленный оперный голос. И я был в недоумении какая связь может быть между моей музыкой и классической оперой. Мне стало интересно.
Зоя хлопала в ладоши от восторга, папа был недоволен, но позже мы втроем полетели в Канаду.

**** ***** *****

Певицу звали Кэтти. Она оказалась довольно крупной женщиной, хотя еще молодой. Ей было тридцать восемь лет. Как я впоследствии узнал, у нее было очень красивое и сочное меццо-сопрано. Она не была красавицей, но обояние покрывало все недостатки лица и фигуры.

Она продемонстрировала, что бы ей хотелось сделать с моей музыкой и все мы были поражены. В ее исполнении моя музыка звучала совсем иначе: сильно и необычно. И мы решили поработать вместе.

Кэтти была очень простой в общении и мы быстро подружились. Папа сразу проникся к ней, а Зоя упросила дать ей несколько уроков по вокалу.
Дошло до того, что папа доверил меня Кэтти, и, посоветавшись с мамой и с Зоей, оставил меня в Канаде на некоторое время, пока у Кэтти был перерыв в гастролях.
Какое чудесное время началось для меня! В обществе Кэтти я чувствовал себя нужным. Я был счастлив, спокоен, и моя болезнь не тревожила меня. Я принимал таблетки, но уже не чувствовал того ужаса, если по забывчивости пропускал одну или две. Кэтти была настолько добра, что настояла на том, что бы я жил в ее доме. Чему я был несказанно рад. У нее была домработница, а мне все еще нужно было внимание по состоянию моего здоровья.

В театре Кэтти все обожали. И хотя изредка я видел закулисную жизнь: сплетни, недоброжелательство, зависть, Кэтти это не касалось. Будто она и принадлежит этому театру, и в то же время стоит в стороне. Она была настолько чиста в своих помыслах, что к ней не могло прицепиться ничего дурное. Она была как ребенок, поэтому мне было так легко с ней, так как я сам был еще совсем мальчишкой.

А ведь пришла она в театр совсем еще молоденькой девушкой, без денег, без образования. История ее жизни была будто из телевизионного шоу или мыльной оперы.
У Кэтти было очень много друзей, приятелей, знакомых. Но самым близкими друзьями были осветитель, который работал в том же театре и его жена.
Мы часто разговаривали с Кэтти, она была прекрасной расказчицей, и я любил ее слушать. Вокруг нее всегда были люди. Она не интересовалась ни мистикой, ни эзотерикой, не поучала никого, но люди приходили к ней за советом, выговаривались перед ней, иногда плакали и всегда уходили счастливыми и благодарными. Она давала бесплатно уроки вокала молодым певцам, помогала материально нуждающимся, всегда защищала слабого.

Она не только превосходно пела, но также писала прозу и стихи.

Кэтти была не замужем, хотя у нее был близкий друг, которого я видел раза четыре за все время. Он постоянно гастролировал, и на тот момент Кэтти была счастлива таким отношениям.
Однажды к ней домой приехал Майкл-осветитель с женой, несколько музыкантов и Кэтти стала рассказывать всякие истории. Слушая ее, я все больше и больше убеждался, что знаю и ее и осветителя, что будто слышу все это уже не в первый раз, будто давно смотрел фильм и пересматриваю его снова.

– Ну, мальчик мой дорогой, – сказала Кэтти, – расскажу я тебе сегодня про моих близких друзей. И Кэтти указала на Майкла и его жену.
– Так же как и я, Майкл пришел в театр совсем еще молодым человеком. Будучи из семьи эмигрантов французов, и не имея большого количества денег, он закончил местный коледж по специальности «электрик». После работы в нескольких компаниях, Майкл нашел работу в оперном театре, куда набирались осветители. И хотя эта работа не совсем была связана с его профессией, он был счастлив, что нашел это место, посколько на тот момент было трудно найти работу.
Я пришла в театр через два года после Майкла и мы сразу подружились. Он женился через три года и я также подружилась и с его женой. Он продвигался по службе, постоянно что-то изобретая и внося предложения по улучшению осветительного дела. Ну а сейчас Майкл уже начальник осветительного цеха.

Майклу приходили идеи, связанные со светом и освещением, на ходу. И в разговор вступил герой рассказа. Он предложил сделать шоу на базе моей музыки, с пением Кэтти, и декорациями его жены.

Обсуждение этого проэкта затянулось до глубокой ночи, но к утру уже был готов план работы.
А уже через год мы объездили всю Северную Америку с этим шоу. Уже был на подходе контракт с Европейскими странами, когда я, не выдержав напряжения, попросил отдыха. К тому же я соскучился по отцу и маме и хотел побыть с ними хотя бы короткое время.

*** *** ***

Тем временем в папиной семье произошли изменения. Папа стал зарабатывать достаточно много денег своей музыкой и процентами от моего творчества. У Зои резко пошел в гору ее бизнес, они начали строить дом.

Я жил у мамы, которая все еще продолжала метаться между своими эгоистическими тенденциями и привязанностью к любимому человеку. Папа жил в тридцати минутах езды от нас, и мы виделись часто.

После недели отдыха, когда я находился у папы в гостях, Зоя сказала, что хочет поехать со своей подругой в одно из мест силы, в Седону в штате Аризон. Что-то внутри меня как-будто включилось, я четко увидел себя в Аризоне, рядом с небольшой горой, у входа в небольшую пещеру. Я стал упрашивать Зою взять меня с собой. Ни папа, ни Зоя не были уверены, что это путешествие пойдет мне на пользу после года напряженной работы, да и мама стала возражать, но после трех дней уговоров было решено мне лететь.
В это же время мне позвонила Терри и сказала, что находится в Аризоне, но уже одна, без своего возлюбленного. Такое совпадение еще раз убедило меня в правильности того, что мне нужно лететь туда.

В Седоне было уже довольно жарко. Я, Зоя, и ее подруга Тамара остановились в прелестном отеле совсем неподалеку от пещер и пустыни. Увидев собственными глазами красные гористые образования, красную почву, красные камни, я был очарован и какая-то тоска вошла в меня. Это ощущалось как тоска по дому, но рассудком я понимал, что это тоска не о доме в Нью Джерси.

На третий день пребывания мы решили пойти немного дальше, чем в предыдущие дни. Взяв достаточное количество воды, мы наметили цель дня: пещера, которую нам порекомендовали в отеле.

Головы наши были покрыты головными уборами на подобие тюрбанов, и все тело было защищено от солнечных лучей. И все же, когда мы, наконец, добрались до пещеры и вошли в нее, то ни у кого уже не было сил на медитацию, в которой мы хотели посидеть в этой пещере. Решили сначала передохнуть.

Через минут десять было решено, что Тамара и я будем медитировать, а Зоя, на всякий случай, будет дежурить и наблюдать за нашим состоянием. Зоя больше беспокоилась за меня, чувствуя свою ответственность и зная мое слабое здоровье.

За время знакомства с Кэтти и Майклом, я медитировал довольно часто. Они этого никогда не делали, но поощряли мои попытки расслабляться таким образом. Я помнил свой опыт, после которого угодил в больницу, и дал себе слово, что никогда не буду это повторять. В медитации я находил покой и умиротворение. Медитация помогала мне успокаиваться после концертов и, порой, тяжелых перелетов и переездов.

Кэтти же говорила, что медитация ей не нужна, так как она всегда спокойна. И я это видел. Она никогда не реагировала бурно ни на какие ситуации, даже на радостные. Майкл вторил, что для него медитацией является его дело осветителя, которое он страстно любил.

А однажды Кэтти сказала:

– Зачем такие сложности? Медитация, духовность, эзотерика… Живи по совести, тогда и будешь всегда спокоен. Ведь совесть – это наш Ангел. Ну а тем, кто еще сомневается слышит он голос совести или разума, то лучше всего следовать самой главной заповеди – Возлюби ближнего своего как самого себя. Да только следовать ей в каждом дне своей жизни, в каждом помысле и движении души.

Вот я прожила в одной семье, куда меня определили в детстве, около года. На протяжении этого времени хозяин постоянно меня насиловал, а жена его это поощряла. Оба они по воскресеньям ходили в церковь, соблюдали все праздники и знали очень много религиозных песен. Веселая парочка была! Я часто их вспоминаю и молюсь за них. Они оба теперь в тюрьме. Очень хочется верить, что они нащупают свою совесть и откроют сердца своему Ангелу.

 

Я прислонился к пещерному камню, закрыл глаза и вспомнил своих друзей. Я чувствовал их присутствие, будто Майкл и Кэтти находятся рядом. И вдруг я увидел внутренним взором как светящаяся труба протянулась сквозь меня от Солнца до середины Земли. В этой трубе было ВСЕ. Знание, Сила, Понимание, Бытие!

И я все вспомнил. Я вспомнил Кэя – Кэтти, Мирака – Майкла, Бабушку – Зою. Даже трубу из которой мы подкреплялись. Даже мои любимые водоросли. Слезы покатились по моим щекам, я смеялся и плакал. Тамара вышла из состояния медитации и они с Зоей были очень обеспокоены моим состоянием.

Я кинулся к Зое со словами: «Бабушка,милая бабушка! Зачем такая жертва? Но я так счастлив, что ты со мной».

Зоя сказала Тамаре:
– Что же делать-то? Мальчишка совсем плох от жары, бредит. Недаром сомневались ехать ему или не ехать. Что же я его матери скажу? Она ведь меня слопает с потрохами.
Не понимая ни слова по русски, я четко осознал о чем говорит Зоя. Будто не было разницы в языках.

Я успокоил женщин, сказав, что это не бред, я все понимаю, и я в порядке. И тогда я упросил Зою и Тамару сесть, втроем взяться за руки, и постараться расслабиться. Мне не нужно было ничего говорить, я все передал им через мысленные картинки. Мне самому нужно было понять каким образом бабушка оказалась на Гае.

Что увидела бабушка Зоя и почему она оказалась на Гае

Теперь настала очередь Зои, когда она стала осознавать и видеть всю картину. Все ее жизнь теперь складывалась в некий пазл, создавая общий орнамент. Все события ее жизни обрели смысл и понимание.

А вот что произошло на Зеневе после нашего прихода на Гаю. Мои наставники наблюдали за мной, как и за остальными участниками экспедиции. Моя семья также поддерживали меня энергетически. Видя, как мне трудно на Гае, бабушка опять помчалась на Зеневу. Она стала упрашивать послать ее на Гаю в помощь мне. И получила отказ. Ее сестра из созведия Семи Сестер также прибыла на Зеневу, в поддержку сестры. Они имели разговор.

– Ты ведь знаешь, сестрица, что если ты отправишся на Гаю, то обратно уже не вернешся и на этом закончится твое пребывание в этом теле. Мы ведь из другой системы. У тебя нет выбора как умереть в Земном теле на Гае.

– Знаю, сестра, знаю. Да сколько же жить в одном платье? Пора и честь знать. Какая разница в каком проводнике пребывать? Жизнь – она везде и во всем Жизнь. Да и деду пора подумать о новеньком теле. Уверенна, что он опять будет красавцем.

После консультации с Наставником и получении разрешения на инкарнацию, бабушка отправилась на Эльму что бы попрощаться с семьей и друзьями. Туда же прибыли и некоторые ее сестры с Созвездия Семи Сестер.

И опять все собрались на поляне, на которой мы беседовали о моем участии в экспедиции. Это был красочный праздник, веселый и радостный. Был устроен грандиозный концерт наших звукоизвлекателей и специалистов по свету.
Дедушка также принял решение о смене своего физического тела на другое и сказал, что как только бабушка закончит свой Земной путь, он также закончит свое существование на Эльме. А ждать придется не долго, так как разница в течении времени между Гаей и Эльмой огромная.

На следующий день бабушка вернулась на Зеневу и произошел акт инкарнации. Технология этого процесса не входит в рамки моего рассказа. Упомяну только, что мы понимаем и используем Время и Пространство на другом уровне чем Земляне.

Житель Земли

Эта глава будет очень короткой. Короткой, как жизнь в теле.

Мы встретились с Терри в Седоне на следующий день после моего прозрения и обратно в Нью Джерси уже полетели вместе.

Я все рассказал папе. Маме и сестре я почти ничего не говорил, так как понимал, что на этом этапе их развития, они не поймут меня и мама будет только больше тревожиться.
Можно также представить мою встречу с Кэтти и Майклом! Сначала они, также как и Зоя и Тамара, подумали, что мое здоровье здорово пошатнулось и наши дальнейшие гастроли придется отложить, если и вовсе не отменить. Но после сеанса передачи знания, они также обрели полное понимание своего присутствия на Гае.

Осознав, кто мы и зачем находимся на планете и пользуясь моей достаточно большой популярностью среди молодежи, а Кэтти – среди людей различного возраста, мы стали рассказывать людям о том, что есть другой мир. Мир, куда не нужно идти ибо он внутри нас. И есть другой,отличный от страдания, путь к счастью.

Мы никогда не рассказывали о том откуда мы ибо знали, что не пришло еще время. Иногда, пользуясь своим диагнозом, я делаю намеки на свое происхождение. Кто имеет уши, тот услышит.

Будучи человеком очень скромным, Майкл наотрез отказался от публичных выступлений и стал вносить свою лепту тем, что переводил все наши беседы, выступления, публикации на французский язык. Также он делает видео с французским переводом и распространяет их на Интернете.

Особенно мне отрадно, что моя мама стала заинтересовываться в моей деятельности. Поначалу это происходило потому, что она больше доверяла мнению большинства, а популярность моя не только в музыкальной среде, но и в духовных кругах набирала скорость. Потом она стала задавать вопросы и искать ответы. Совсем недавно тот мужчина, в которого мама все еще влюблена, пригласил ее в Европу на встречу с одним из учителей. И она с радостью согласилась. Несколько лет назад такое и представить было невозможно. И пусть она еще ищет ответы где-то, не доверяя до конца своему сыну. И пусть она поехала к учителю только потому, что ее возлюбленный хочет его видеть. Я счастлив уже тому, что мама встала на пусть доверия к себе. Она начала тянуть ниточку клубка познания.

Сестра идет своим путем и я ее не тороплю.

Мой аутизм дает о себе знать и тело подвержено быстрой утомляемости. Я не могу жить один, так как трудно ориентируюсь в быту. Но это уже не вызывает во мне страха и тревоги. К тому же я постоянно ощущаю присутствие Наставника, встречи с которым жду в покое.

Зоя обязательно переведет мою повесть на русский язык. Она обещала, а значит сделает.Бабушка Зоя наслаждается своим присутствием на Земле, занимается своим садом, предоставляет помещение в ее с папой доме для ищущих людей. На Эльме дедушка обожал заниматься цветочками, теперь и бабушка приобщилась к выращиванию плодовых кустов, деревьев, овощей. Иногда к ней приезжают Майкл и Кэтти и она вместе варят варенье, делают заготовки на зиму из того, что выросло. Переизбыток, а получается очень много еды, они раздают соседям, посетителям, и всем, кто встречается на пути.

Я, как и все мои товарищи с Эльмы, теперь являюсь жителем Земли. Это на время. На то время, которое нужно для Землян, чтобы понять зачем они здесь. После нескольких лет нашей деятельности мне, Кэтти и Майклу удалось разыскать двадцать шесть представителей нашей Галактики – участников проэкта. Мы огранизовали некое общество, штаб-квартира которого находится в Северной Америке, а подразделения – по всему Земному шару под руководством представителей нашего Вселенского сообщества, принявших участие в этой экспедиции. Сообщество наше пока в статусе полу-секретности и на поверхность выходят только те знания, для которых готово большинство Землян.

Постепенно стали обнаруживаться и другие посланцы. Ведь участники экспедиции не прибыли на Гаю одновременно. Запуск проходил на протяжении недели по времени Зеневы и нашей Галактики, в то время как на Земле успело родиться три поколения.

Также мы начали распознавать и тех обитателей Галактики, которые пришли до нас и вызвали причину для нашей экспедиции. Они все еще стоят на своем и заинтересованы в изменении курса Гаи для своих эгоистических целей.

Мне здесь очень интересно. Порой бывает грустно. Это от того, что мне очень хочется ускорить процесс просветления людей, которые приходят ко мне, окружают меня, слышат мою музыку. Я страсно желаю просветления всего человечества и чтобы путь каждого человека, вставшего на тропу, которая ведет к истине, был освещен светом любви и познания. Это не мои слова, я их однажды услышал в Буддистском храме, куда раньше меня брала Зоя и они отозвались в моем человеческом сердце.

Мой рассказ не закончен. Как я и обещал, эта глава очень короткая. Короткая как жизнь в физической оболочке. Тела меняются, а жизнь остается. Жизнь – как некая нить, на которую нанизываются жемчужины личности. Как и у всего материального, личность имеет начало и конец. Но Жизнь не имеет ни начала, ни конца. Таков и мой рассказ.

Это повествование было мною написано не для публичного издания. Будь уверен, читатель, что если ты прочитал его, это означает, что ты уже стоишь на пути к Истине. Да будет освещен твой путь!

Лена Смирнова

Июль 2014 – Май 2015, Somerset, New Jersey

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s